Защита Нурмагомедова назвала неприемлемыми показания секретного свидетеля

0
274

Засекреченная свидетельница, выступившая на суде по делу уроженца Дагестана Шамиля Нурмагомедова, представила суду свои соображения о «радикальном» и «истинном» исламе, не прояснив фактические обстоятельства дела.

Как писал «Кавказский узел«, Московский окружной военный суд 22 января приступил к основному слушанию дела в отношении уроженца Махачкалы Шамиля Нурмагомедова, обвиненного в финансировании терроризма. Шамиль Нурмагомедов отказался признать финансированием терроризма свою помощь брату, который пытался выбраться с контролируемой ИГ* территории.

Коммерческий директор подмосковной фирмы Шамиль Нурмагомедов был обвинен в финансировании терроризма после того, как его брат Марат оказался в запрещенной в России судом террористической организации «Исламское государство». Он был арестован в Москве, 15 января суд продлил срок ареста Шамиля Нурмагомедова на три месяца.

Сегодняшнее судебное заседание по делу Шамиля Нурмагомедова началось с допроса засекреченного свидетеля. Прокурор начал объявлять его, как только судьи вошли в зал, и председательствующий судья сделал ему замечание. В дальнейшем судья еще несколько раз просил представителя прокуратуры не торопиться с выступлениями и выводами, сообщил присутствовавший на суде корреспондент «Кавказского узла».

Адвокат Нурмагомедова Абдурашид Шейхов не смог присутствовать на заседании по причине болезни. Второй адвокат Умалат Сайгитов ходатайствовал о рассекречивании свидетеля, представленного участником процесса под псевдонимом «Валентина Иванова».

После подтверждения личности свидетеля судья начал виртуальный допрос, исключающий возможность опознания свидетеля визуально или по голосу. Голос свидетеля, измененный до неузнаваемости, транслировался через громкоговоритель; измененный голос трудно определить даже как женский или мужской, хотя в ходе допроса стало понятно, что свидетель – женщина старше средних лет.

Судья спросил, возражает ли свидетель против рассекречивания. Свидетельница активно возразила, заявив, что боится за свою жизнь и жизнь своих близких. Как стало известно в ходе допроса, она имеет высшее образование по специальности «переводчик арабского языка» и степень кандидата исторических наук, работает референтом-переводчиком. Следователь попросил «Валентину Иванову» подтвердить или опровергнуть утверждение о том, что оба брата Нурмагомедовых являются «приверженцами радикального ислама»; для этого ей на предварительном следствии предоставили протоколы переписки братьев.

Отец Шамиля Нурмагомедова Казим Нурмагомедов обратился на юридический онлайн-сервис «Кавказского узла», сообщив о необоснованном уголовном преследовании сына. В окончательной редакции предъявленного обвинения Нурмагомедову вменяется финансирование террористической деятельности, за это ему грозит до пятнадцати лет лишения свободы.

«В ходе изучения переписки между братьями установлено, что они приверженцы радикального ислама и радикальных исламских группировок», – безапелляционно заявила «Валентина Иванова».

Свой вывод она объяснила тем, что Марат, находясь в Сирии, принимал участие в боях против правительственных войск, а обстановку в Сирии обсуждал с братом Шамилем с использованием исламских терминов. «О приверженности Шамиля и Марата Нурмагомедовых радикальным течениям говорит обсуждение ими вопросов сложившейся ситуации в зоне боевых действий и «фитны», в частности противостояния ИГИШ* и Джебхат ан-Нусра*. Они также используют исламские термины «альхамдулиЛлях» («хвала Богу» – примечание «Кавказского узла»), «кафир» («неверующий, немусульманин» – примечание «Кавказского узла») и другие», – рассказала «Иванова».

Свидетель также предположила, что обсуждения финансовых вопросов между Нурмагомедовыми касались «покупки оружия», однако указала, что отдельные моменты не помни. Отвечая на вопрос прокурора, она ответила, что деньги просит Марат у Шамиля. «Обсуждались ли вопросы оплаты сотовой связи или какие-то другие просьбы, например, приобрести билет?», – подсказал прокурор.

«Да-да. Но не помню точно», – раздраженно ответила «Иванова». Адвокат Сайгитов спросил свидетельницу о том, по каким признакам она отличает, по ее словам, «радикальный и истинный ислам». «Радикальный ислам не содержится в Коране, а истинный ислам только оборонную войну поддерживает», – снова раздраженно ответила «Иванова».

Защитник Нурмагомедова заявил о неприемлемости свидетеля, который не может давать показания о конкретных фактических обстоятельствах дела и отвечать на вопросы по существу. «Этого свидетеля засекретили, вероятно, из-за того, что он допрашивался фактически как специалист. А специалист и эксперт предупреждаются об ответственности за заведомо ложную экспертизу», – пояснил после заседания адвокат Сайгитов корреспонденту «Кавказского узла».

Адвокат отметил, привлечение «секретных свидетелей» на сегодняшний день стало частым явлением. «Но одно дело, если свидетель говорит об обстоятельствах дела, другое – когда его привлекают как специалиста в каком-то вопросе, но защита не может узнать о реальной его квалификации», – подчеркнул Сайгитов.

«Кавказский узел» опубликовал интервью с отцом братьев Нурмагомедовых, Казимом Нурмагомедовым – «Вернуть живым: за сыном из Дагестана в ИГИЛ«*. «Все наши действия были направлены на то, чтобы помочь Марату оттуда выйти. Я следствию объяснял, что туда [в Сирию] не ходит трамвай: заплатил и вышел оттуда. Там нужно платить. Это бизнес. Подвернется канал выйти оттуда, а ты скажешь – извините, у меня денег нет. Деньги нужно иметь все время под рукой, чтобы, как только появится шанс, выскочить оттуда», – рассказал Казим Нурмагомедов.

На сегодняшнем заседании также были оглашены ранее неизученные материалы следствия, в том числе сведения об уголовном деле против гражданина Исматова в Таджикистане. Дело было возбуждено в апреле 2016 года, приговор состоялся в июле того же года. «Это спустя два года после предполагаемой покупки Шамилем Нурмагомедовым билета в Турцию этому человеку», – обратил внимание суда адвокат.

После перерыва суд допросил по видеосвязи экспертов из Калуги. Янаглычев, эксперт с 37 летним стажем, выполнил психологическую часть экспертизы, Платонова – лингвистическую. Заключения экспертов оглашались на предыдущих заседаниях, поэтому судья предложил сторонам процесса только задавать уточняющие вопросы.

Янгалычев заявил, что он подтверждает все общие выводы экспертизы, не считая необходимым вносить в них какие-либо изменения. Адвокат обращал внимание на противоречия между частными и общими выводами эксперта, но он продолжал настаивать на корректности общих выводов.

Эксперт-лингвист Платонова тоже подтвердила, что уверена в правоте подписанных ею общих выводов экспертизы, хотя и согласилась со своими выводами в частном вопросе – из переписки братьев не следует, что люди, которым Шамиль Нурмагомедов приобретал авиабилеты, выезжали в Сирию для участия в НВФ.

Подтверждая общий вывод, что деньги, посылаемые Шамилем Нурмагомедовым Марату использовались для приобретения «военного оборудования», эксперт Платонова тут же опровергла свои слова. «Видно ли из переписки для каких целей посылались деньги Шамилем Марату?», – спросил адвокат Сайгитов. «Нет», – ответила Платонова.

Следующее заседание суда назначено на 30 января, на нем сторона защиты будет представлять доказательства своей позиции.

Новости о влиянии войны на Ближнем Востоке на ситуацию в регионах Кавказа «Кавказский узел» размещает на тематических страницах «Сирия в огне» и «Кавказ под прицелом халифата«. В разделе «Справочник» на «Кавказском узле» также опубликован материал «Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ»*.

* – организация признана террористической и запрещена в России судом.

http://www.kavkaz-uzel.eu

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here