Вступление Грузии в НАТО: политический вес Абхазии и Южной Осетии вырастет

0
68

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в ходе саммита блока в Брюсселе выразил уверенность в том, что Грузия станет членом альянса.

Достаточно рядовое свидетельство глубокой политической поддержки страны-кандидата воспринято и в грузинском, и в российском экспертном сообществе как маркер серьезных геополитических перемен. Но в обозримой перспективе вступление Грузии в альянс маловероятно. Не исключено также, что риски и угрозы в связи с теоретически возможным присоединением Тбилиси к НАТО сильно преувеличены.

На завершившемся в Брюсселе саммите Грузия так и не получила План действий по членству в НАТО (МАР). Без МАР вступить в альянс практически невозможно.

Изначально представлялось маловероятным такое решительное движение этой страны на пути в военный блок, именно сейчас, за несколько дней до встречи лидеров России и США Владимира Путина и Дональда Трампа.

Вместо этого генсек НАТО Столтенберг заявил в очередной раз о своей уверенности в неминуемом вступлении Грузии в НАТО. Но случится это лишь когда-нибудь, хотя действительно, скорее всего, случится.

Так что нынешний саммит блока обошелся без прорывов для Грузии. Хотя еще раз было подчеркнуто высокое значение Тбилиси для НАТО. В рамках программы мероприятия состоялась встреча на уровне глав государств с Грузией и Украиной.

Однако, и по большей части в Москве, эти естественные и регулярные реверансы в сторону Тбилиси были восприняты как начало неких важных изменений в региональной политике Южного Кавказа. Может, даже как старт к реальному движению Грузии в альянс. Хотя, как мы знаем, о принципиальной готовности обеспечить членство этой страны в военном блоке было заявлено еще в 2008 году на Бухарестском саммите НАТО. Прошло десять лет, ничего более не изменилось.

Более того, вероятно, масштабы проблемы, рисков, угроз для России, а также Абхазии и Южной Осетии в случае вступления Грузии в НАТО несколько преувеличены.

Тбилиси — очень проблемный кейс для блока. И потому, что по вопросу расширения НАТО в регионе есть категорическое, принципиальное несогласие Москвы. Но еще и потому что, есть очень необычная ситуация, связанная с неурегулированными территориальными спорами вокруг Абхазии и Южной Осетии.

Сам по себе фактор Москвы, как показывает нам прошедшее десятилетие, был решающим или нет, это предмет дискуссии, но стратегически важным блокировщиком на пути Тбилиси к альянсу. Не помогли динамике этого движения ни явно ухудшающиеся отношения России и НАТО, ни крымская история, ни последующие конфликтные сюжеты. Теперь же, когда, как представляется, конфликтный потенциал во многом исчерпан, а нормализация некоторая, но не глубокая все более очевидна, вряд ли альянс одобрит для Тбилиси МАР.

Территориальный вопрос тоже существенен. Принятие Грузии в НАТО, если это случится, будет прецедентом принятия страны, части которой созидают альтернативные государственные проекты. Можно эти процессы интерпретировать как сепаратистские движения, можно как оккупацию Россией этих территорий — не имеет значения, точнее имеет значение в пропагандистских баталиях, важно лишь то, что Абхазия и Южная Осетия не участвуют в жизни грузинского государства.

И в этом смысле, кстати, пока вопрос принятия Грузии в альянс остается открытым, то для мирового сообщества и вопрос бывших грузинских автономий чисто психологически остается открытым. Принятие же страны в НАТО без Абхазии и ЮО закроет этот вопрос и для внешнего мира.

И здесь в каком-то смысле можно усмотреть выгоду для республик — процесс вступления Грузии в Евроатлантический альянс для Сухума и Цхинвала не обязательно несет негатив. Точнее, какие это несет негативные последствия, не совсем понятно. К переформатированию политической реальности это привести не может. Те процессы, которые Грузия и НАТО хотели бы довести до конца, юридически зафиксировать свой союз и создать систему общей обороны, Абхазия и Южная Осетия с одной стороны, и Россия с другой довели до конца в предшествующие годы. Здесь они явно опередили оппонентов.

Есть не только юридическое признание независимости республик со стороны РФ. Есть общая группировка войск, есть юридические документы о военном сотрудничестве. То есть Москве хватило в свое время политической решимости перевести фактические процессы в право.

НАТО тем же в отношении Грузии похвастаться не может. Эта страна — крупнейший участник международных военных кампаний блока из числа государств-кандидатов. Это страна, на территории которой ведется военное строительство в интересах альянса. В марте следующего года ожидаются крупные учения военно-морских сил на Черном море. Но ожидаемых Тбилиси политических шагов при всем этом Брюссель сделать не может. Москва сделала раньше. И поэтому для Абхазии и Южной Осетии юридический, не фактический, приход НАТО в регион никаких проблем не принесет.

А вот некоторые плюсы — вполне. Не будем разбрасываться громкими фразами о том, что это как-то поможет продвинуть процесс международного признания, но, во всяком случае, оформление Грузии как страны-члена альянса без бывших автономий, может помочь запустить процессы осмысления внешним миром их роли и места в региональной политике и жизни. Роли и места вне Грузии.

Есть ощущение, что и риски и угрозы для России, которые несет вступление Грузии в НАТО, тоже несколько преувеличены. Скорее, даже речь идет о психологическом ощущении некоего геополитического поражения Москвы в случае прихода альянса в регион. «Зона наших геополитических интересов», «военные базы у наших границ» и все в таком духе.

На самом деле Грузия — это страна, которая как минимум уже четверть века прямой оппонент России в регионе. Эту данность не изменить, она в культуре, которую сформировала война 2008 года. Опять-таки, военно-политические интересы Москвы в регионе защищены и военным присутствием, не только в Абхазии и ЮО, но и в Армении, и юридическим признанием независимости двух республик. На этом историческом этапе большего получить невозможно, и скорее всего, в Москве это хорошо понимают, ибо российская политическая и дипломатическая активность в регионе снижается, местами и временами до нуля.

Возможное и опять-таки гипотетическое в будущем вступление Грузии в НАТО в реальности ничего не изменит. Оно лишь до конца зафиксирует давно сложившуюся военно-политическую реальность, добавит ей внешнеполитического веса.

https://eadaily.com/ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here