Востоковеды назвали отрешение Евкурова от общины политическим актом

0
135

Постановление муфтията об отрешении Юнус-Бека Евкурова от мусульманской общины не имеет религиозного значения, это акция гражданского неповиновения в преддверии выборов главы Ингушетии, указали востоковеды Михаил Рощин и Ахмет Ярлыкапов. Это объявление Евкурову бойкота мусульманским обществом, заявил ингушский правозащитник Магомед Муцольгов.

Как писал «Кавказский узел», на встрече с участием имамов, тамадов и старейшин сел Ингушетии в Духовном центре мусульман Ингушетии 27 мая муфтият Ингушетии принял решение отрешить главу Ингушетии Юнус-Бека Евкурова от мусульманской общины. Этому решению предшествовало обвинение Евкурова в притеснении работников Духовного центра мусульман республики и имамов со стороны местных властей.

Противостояние Евкурова с муфтиятом Ингушетии длится не один год. В марте 2016 года Евкуров объявил о роспуске муфтията Ингушетии и его ликвидации как общественной организации, однако в сентябре 2017 года Минюст заключил мировое соглашение с муфтиятом Ингушетии в связи с устранением нарушений. 15 февраля Евкуров заявил, что проповеди будут контролироваться на предмет политизации при помощи камер видеонаблюдения, установленных в мечетях. Муфтият республики счел это решение попыткой не допустить критики в адрес чиновников и пригрозил Евкурову шариатским судом.

Решение, принятое муфтиятом Ингушетии в отношении Евкурова, является беспрецедентным, указал руководитель ингушской правозащитной организации «Машр», автор блога на «Кавказском узле» Магомед Муцольгов.

«Это исторический факт. Решение на уровне главы республики принимается впервые, это очень серьезно. Евкуров стал в мусульманском обществе Ингушетии персоной нон-грата, общество объявило [ему] бойкот. Отлучение означает, что мусульмане Ингушетии – имамы и тамады — больше не будут иметь общих дел с Евкуровым. К нему не придут на похороны или свадьбу, не позовут в гости», — рассказал правозащитник корреспонденту «Кавказского узла».

Решение об отлучении от общины может быть пересмотрено, отметил Муцольгов. «Человек может покаяться, выполнить те обязательства, которые на него возложили», — сказал он.

Отрешение от мусульманской общины подразумевает под собой отказ членов общины от взаимодействия с отрешенным и посещения его общественных мероприятий «пока он не покается в совершенных деяниях и не попросит прощения у общины», говорится в постановлении духовенства Ингушетии, фото которого Муцольгов опубликовал на своей странице в Facebook. Согласно этому документу, «отрешение от народа с публичным порицанием, объявляемым во всех мечетях республики», является «мерой общественного наказания». В постановлении за подписью муфтия Ингушетии Исы Хамхоева перечислены девять причин принятого в отношении Евкурова решения, среди них попытки ликвидации муфтията Ингушетии, изъятие земли под строительство мечети в Магасе, вмешательство властей в организацию хаджа и «многочисленные действия, приведшие к расколу духовенства и общественности республики».

В исламе нет такого понятия, как «отрешение от мусульманской общины», указал старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Михаил Рощин.

«Формулировка странная. Одно дело, если бы муфтият признал Евкурова «муртадом», то есть вероотступником. Но очевидно, ДУМ не решился сделать с Евкуровым то, что православная церковь сделала с Львом Толстым, признав его вне церкви. Речь не идет о том, что Евкурова признали неверующим мусульманином, после чего должны последовать крайне жесткие решения. Это похоже на акт гражданского неповиновения», — сказал Рощин корреспонденту «Кавказского узла».

Муфтият Ингушетии контролирует лишь часть населения, поэтому масштабных и сильных последствий от принятого решения ожидать не стоит, добавил Рощин.

В отличие от христианства, ислам не подразумевает отрешения от церкви, поэтому заявление муфтията Ингушетии с религиозной точки зрения ничего не означает, заявил старший научный сотрудник Центра изучения проблем Кавказа МГИМО Ахмет Ярлыкапов.

«Есть понятие «вероотступника» [в исламе], но отрешения от церкви нет. Это самодеятельность ДУМа, которая является результатом длительного взаимодействия российского государства с мусульманами после создания духовных управлений. Очевидно, что и Евкуров вошел в раж, и муфтият, но решение последнего вызывает лишь недоумение», — сказал Ярлыкапов.

В случае признания человек муртадом мусульмане имеют право наказать его самым жестоким способом – убить, но Евкурова это не касается, в отношении него такое решение не принималось, отметил Ярлыкапов.

«Очевидно, это политическое решение. Скорее всего, это политический акт перед выборами главы Ингушетии. Очевидно, что действия муфтията направлены против главы республики, который в свою очередь пытается ограничить действия ДУМа как структуры. Отречение преподносится обществу как антиисламский шаг, но это борьба главы республики с влиятельной структурой. Евкуров захотел контроля над муфтиятом, а тот не хочет быть контролируемым», — пояснил востоковед.

Выборы главы республики пройдут в Ингушетии осенью 2018 года. В кулуарах Петербургского международного экономического форума 24 мая Юнус-Бек Евкуров заявил, что он готов в очередной раз возглавить Ингушетию, если президент России предложит его кандидатуру для голосования в парламенте, сообщила газета «Ингушетия».

В пресс-службе Евкурова корреспонденту «Кавказского узла» решение муфтията комментировать отказались.

«Кавказский узел» писал, что одним из эпизодов конфликта между главой Ингушетии и муфтием республики Исой Хамхоевым стал рейд силовиков в Долаково 1 марта, когда силовики окружили школу хафизов и проверили всю документацию и литературу на арабском языке.

В разделе «Персоналии» на «Кавказском узле» опубликована биография Юнус-Бека Евкурова.

http://www.kavkaz-uzel.eu

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here