Убийство чеченской девушки в Хасавюрте напомнило о традиции кровной мести

0
352

Житель Хасавюрта, задержанный по подозрению в жестоком убийстве чеченской девушки, может стать объектом кровной мести, предположила директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская.

Древняя традиция остается актуальной, поскольку люди считают недостаточным предусмотренное законом наказание за убийство, убежден чеченский политолог Шамиль Бено.

Как писал «Кавказский узел», правозащитники назвали «типичным» убийство девушки на дороге в Хасавюрте, поскольку, по их мнению, ситуация с насилием в отношении женщин в Дагестане мало отличается от ситуации в целом в России.

30 марта 25-летний житель Хасавюрта был задержан по подозрению в убийстве девушки из Чечни. На видео с камер наблюдения, на котором, предположительно, зафиксирован момент убийства, видно, что молодой человек сначала избивает ногами девушку, лежащую на проезжей части дороги, а затем несколько раз бросает на ее голову поднятый с обочины шлакоблок. По предварительным данным, мотивом убийства стала ревность.

Представитель МВД по Дагестану затруднился рассказать корреспонденту «Кавказского узла» о ходе расследования и подробности о задержанном и убитой девушке, посоветовав обратиться в республиканское СУ СКР.

Представитель управления СКР сегодня отказался сообщить корреспонденту «Кавказского узла» эту информацию. На сайте управления новые сообщения о ходе следствия, по состоянию на 12.29 мск, не опубликованы.

Сокирянская: подозреваемому в убийстве может быть объявлена кровная месть

Задержанный после убийства молодой человек может стать объектом кровной мести, предположила директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская.

«Безусловно, на столь жестокое, зверское убийство реакция будет. Кровную месть не отменит и то, в каком регионе или стране произошло убийство. Будет иметь определенное значение, из Чечни виновник или откуда, но в любом случае кровную месть объявят. Но исключением может быть, если не обнаружатся какие-нибудь вновь открывшиеся обстоятельства, связанные с самой погибшей женщиной», — сказала она корреспонденту «Кавказского узла».

Традиция кровной мести не стала на Северном Кавказе частью истории, а по-прежнему действует как актуальный социальный механизм. Этот обычай, сложившийся при родовом строе как способ защиты чести и имущества рода, состоит в обязанности родственников убитого отомстить убийце или его родным, отмечается в справке «Кровная месть — как теперь убивают на Кавказе», опубликованной в разделе «Справочник» на «Кавказском узле».

Акты кровной мести неоднократно совершались и в тюрьме, уточнила Екатерина Сокирянская. «Такой сценарий возможен и у этого молодого человека. Если его обвинят в убийстве, вряд ли есть возможность избежать кровной мести», — пояснила она.

Бено: кровникам неважно, где произошло убийство

Если речь идёт о преднамеренном убийстве, то, согласно традиции, для кровной мести срока давности нет, напомнил корреспонденту «Кавказского узла» чеченский политолог и бизнес-консультант Шамиль Бено.

«Не имеет значения, сколько прошло времени. Преступник сел [в тюрьму], вышел, назначен на должность во властных структурах или ушел из неё — всё равно он может ответить по обычаю кровной мести. В любом случае право кровной мести действует. Кроме случая, когда он сам умер. У чеченцев кровная месть распространяется только на самого совершившего убийство. Его родственники, дети, потомки не несут ответа, если по причине смерти виновник не наказан. От них крови не требуют, тем более если это дети или женщины», — сказал Шамиль Бено.

С точки зрения кровников, то есть тех, кто пострадал, нет разницы, в каком регионе произошло убийство, отметил он. «Последствия будут одни и те же: объявляется кровная месть. Там, где имеется официальный запрет на кровную месть, она осуществляется тихо, без шума», — сказал политолог.

Люди считают недостаточным предусмотренное законом наказание за преступления, поэтому обычай кровной мести все еще существует, пояснил Шамиль Бено. «Многим кажется, что за преднамеренное убийство, к примеру, 10 лет, а то и меньше – это недостаточное наказание», — сказал он.

Несколько историй о кровной мести, рассказанных участниками и очевидцами событий, приведены в статье «Плата за кровь», опубликованной на «Кавказском узле».

По словам Бено, в последние 10 лет в Чечне снизилось число убийств по криминальным мотивам, поэтому и случаи кровной мести происходят реже. «На уровне бытовых, межличностных отношений убийства крайне редки. В отличие от 1990-х и начала 2000-х годов, когда в условиях беспредела происходило много убийств ради грабежа и тому подобным обстоятельствам, то сейчас этого почти нет», — пояснил Шамиль Бено.

Он отметил, что по чеченским обычаям кровную месть осуществляет представитель пострадавшей стороны — близкий родственник убитого. «По заказу это делать не принято и осуждается в народе. В обществе не поощряется осуществление кровной мести наёмным исполнителем, если виновник, например, в тюрьме или где-то в недосягаемости для кровника. Но в условиях рыночных отношений, когда могут нанять за деньги кого-то, такое иногда происходит», — рассказал чеченский политолог.

Принцип кровной мести не распространяется на неосторожные случайные убийства, например, при аварии, подчеркнул Шамиль Бено. «Как правило, кровная месть не объявляется, если человек погиб в непреднамеренном инциденте. Очень редко и за случайные преступления хотят осуществлять кровную месть, но общество этого не одобряет», — сказал он.

Напомним, что после боестолкновения в Грозном 17-18 декабря 2016 года в Чечне прошли несколько сходов, на которых люди потребовали не только выселить родственников нападавших, но и объявить им кровную месть. 30 декабря 2016 года на сходе старейшин и богословов советник главы Чечни Адам Шахидов призвал простить родственников убитых полицейских и отказаться от кровной мести. Однако родственники полицейских отказались пойти на такой шаг.

http://www.kavkaz-uzel.eu

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here