Total ушла из Ирана

0
79

Французская нефтяная компания Total официально отказалась от участия в проектах в Иране из-за санкций США, сообщил глава Миннефти Исламской Республики Биджан Намдар Зангане.

«Total официально вышла из договоренности по разработке Южного Парса 11. Прошло уже более двух месяцев с того момента, как компания объявила о выходе из соглашения», — цитирует его РИА Новости.

Зангане пояснил, что Иран сейчас ищет компанию, которая могла занять место Total в реализации проекта.

Напомним, в конце мая министр сообщил, что Total сможет заменить китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC). Тогда же Зангане уточнил, что Total в течение двух месяцев может попробовать получить специальное разрешение от Вашингтона на продолжение работы в Иране, однако гендиректор компании Патрик Пуянне в ответ указал, что шанс этого очень мал.

Как отметил в беседе с корреспондентом «Вестника Кавказа» глава Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Станислав Притчин, уход Total является неприятным для Ирана прецедентом в санкционной войне с США. «Это достаточно серьезный шаг, продиктованный, в первую очередь, боязнью попасть под санкции США, действующие в отношении любых компаний, которые ведут бизнес в Иране. Несмотря на то, что Европа не вышла из СВПД, европейские компании теперь опасаются работать с Ираном, и тут понятно, почему: та же Total – это не просто французская компания, она глобальная, с интересами в США и транзакциями через американские банки и доллары. Она попросту уязвима с точки зрения американских санкций, и решение свернуть любую деятельность в Иране было вполне ожидаемым. И то, что одна из немногих крупных компаний, вернувшихся в Иран после 2015 года, покидает ИРИ, будет очень неприятно для Тегерана», — пояснил он.

«Иран нуждается как в западных инвестициях, так и в западных технологиях, в связи с чем уход больших компаний нанесет ощутимый удар по иранской экономике. Хуже всего в данном случае то, что другие, рассматривавшие возможность работы в Иране и ориентировавшиеся на успехи Total, теперь приостановят даже предварительные планы по входу на иранские рынки. Так будет утрачен финансовый срез для инвестиций, исчезнут возможности для свободной работы на рынке с уже добытыми энергоресурсами. В принципе, Иран всегда находил возможность, как и кому продавать нефть под санкциями, но это шло с финансовыми потерями из-за сложных схем реализации и неизбежного дисконта для того, чтобы заинтересовать покупателей – а это потеря прибыльности и, как следствие, возвращение Ирана в то же состояние, что было до 2015 года», — подчеркнул Станислав Притчин.

Ведущий эксперт Политологического центра «Север-Юг» Александр Караваев, в свою очередь, обратил внимание, что уход Total отразится не только на нефтяном секторе, но на всей экономике Ирана. «Через страховой бизнес это будет влиять, например, на транспорт и перевозки. Каждый раз, как с рынка уходит большой игрок, страховые компании, которые обязательно присутствуют в любого рода международных крупных внешнеторговых сделках, повышают страховую премию, от этого растет стоимость всех экспортных сделок. Это такая периферическая волна последствий, стресс-воздействие одного негативного события на целые отрасли. При этом сама по себе тенденция на уход европейцев из Ирана была вполне понятна, вопрос был лишь в том, кто первый, после возвращения санкций на уровень 2010 года. И теперь уже возникает другой вопрос – придет ли на место Total какая-либо другая компания, которая, скажем так, индифферентно относятся к американским санкциям», — заметил он.

Претендентами на европейские места в Иране могли бы быть российские и китайский компании, но процесс здесь далеко не прямолинейный. «С одной стороны, место вакантно, и оно могло бы быть интересно, условно говоря, CNPC или «Роснефти» – но тут нельзя говорить об автоматике. Никто же не готовился к тому, что сегодня, 20 августа, Total опубликует меморандум. Сейчас только начнутся переговоры, компании, которые хотят заменить французов, будут выдвигать свои условия вместо условий Total, а даже если и те же самые, это все равно надо обсуждать, включая стоимость операционных издержек, затраты, перспективные доходы, проблемы, связанные с санкциями и их неопределенностью. Конечно, это будут рассматривать в качестве вариантов инвестиций, но замена может быть не так быстра, примерно, от 2-3 кварталов до 1,5 лет. За этот период, кстати, многое ведь может измениться, ситуация станет еще сложнее, и многие переговорщики откажутся от иранского рынка. Или, скажем, Total отыграет назад», — заявил Александр Караваев.

http://vestikavkaza.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here