Татьяна Гамалей: «Любая деятельная помощь языкам народов Дагестана – дело благодатное и благородное»

0
125
????????????????????????????????????

Министр по национальной политике Дагестана Татьяна Гамалей о нестабильности и благополучии языков малых народов и уникальном языковом разнообразии Дагестана – в специальном интервью для информационно-аналитического портала «Кавказ Сегодня».

– Татьяна Владимировна, на прошедшем в Грозном V Международном политическом форуме «Российский Кавказ» вы заявили, что в Дагестане более половины языков находятся под угрозой исчезновения. В республике зафиксировано 32 языка, из них только 14 имеют письменность, остальные 18 находятся в опасности. С какими проблемами сталкиваются эти языки? Как министерство по национальной политике Дагестана помогает выжить бесписьменным языкам народов республики?

– Если быть точным, часть языков народов Дагестана относится, по принятой классификации, к так называемым «нестабильным» – это не исчезновение, но существенная угроза для их бытования и сохранности. Никакой сенсации в этом нет, понятно, что степень витальности языка высока, если достаточно большое число людей являются его носителями, если язык выполняет различные функции, а не служит только для бытового общения в семейном кругу, если он развивается, обогащается, обрабатывается как явление искусства – в художественной литературе и т. д. В последние годы лингвисты говорят о том, что одним из важных показателей – современных! – благополучия языка является его использование в виртуальном пространстве, в Интернете.

Еще один непременный показатель – язык не должен оставаться в пределах одного поколения, он обязательно, как эстафета, передается от старшего поколения к младшему. Теперь можно самостоятельно сделать вывод о том, насколько благополучна ситуация с так называемыми бесписьменными и младописьменными языками в Дагестане. Она достаточно тревожна, по меньшей мере, и, вместе с тем, отражает реальное положение вещей в современном мире: значительные миграционные перемещения, жизнь нескольких поколений в условиях моноязыковой городской среды с использованием языка межнационального общения или за пределами региона, в иноязычной среде, ориентированность на конкурентоспособные языки для получения образования, карьерного роста и др. Эти явления – не сугубо региональные, они универсальны.

Поддержка дагестанских языков – задача общая, она не может быть решена отдельным ведомством. Министерство образования и науки, министерство печати и информации, министерство культуры и еще ряд ведомств, образовательные учреждения, общественные организации – все мы стараемся работать на этой площадке, понимая свою ответственность. Миннац РД только в этом году выпустил «Информационно-аналитический справочник по языкам народов Дагестана», совместно с Союзом писателей Дагестана подготовил к изданию многотомную антологию с лучшими произведениями на родных языках для дагестанских школ, совместно с учрежденным нами Центром изучения родных языков при ДГУ поддержал подготовку и издание словарей и справочников по кумыкскому, арчинскому, табасаранскому и агульскому языкам. Работа ведется, но она будет безрезультатной, если сами носители языков не будут прилагать усилия для их сохранения и развития, а завязнут в обвинительной риторике и вечных дискуссиях.

– На 14 основных языках Дагестана ведется преподавание в школах и вузах, в университетах есть отдельный факультет «дагестанской филологии», издаются газеты и журналы, есть государственные национальные театры, на республиканском телевидении ведутся новости на национальных языках. Как видим, созданы все необходимые условия для сохранения и развития этих 14 основных языков. Тем не менее, создается ощущение, что дагестанская молодежь все реже говорит на своем родном языке. Теряется интерес к изучению родного языка. Как вы думаете, с чем это связано?  

– Отчасти я уже ответила на этот вопрос, но могу повторить: тот мир, в котором живет современный молодой человек, – это мир технологий, мир социальных сетей, мир глобального общения, глобальной информации, и он обслуживается, скажем, русским и английским языками. Люди  вынуждены встраиваться в этот мир, чтобы получать образование, делать карьеру, взаимодействовать, путешествовать, заниматься наукой и т. д. То есть язык хорошо сохраняется при оседлом, достаточно замкнутом патриархальном образе жизни, в противном случае сберечь его и придать ему импульс развития намного сложнее.

– Чтобы получить высшее образование, полноценно изучать науки, как минимум надо знать русский язык. На родных языках нет научной литературы. Только с помощью русского или другого мирового языка дагестанец любой национальности может заявить о себе мировому сообществу. С этой точки зрения знание родного языка какого-либо малочисленного народа уходит на второй план. Может не стоит беспокоиться, что исчезают языки малых народов, может это закономерный процесс? Малые нации только выиграют от перехода на мировые языки. Как бы вы обосновали необходимость сохранения языков малых народов, проживающих в Дагестане?    

–  Нельзя руководствоваться в этом вопросе откровенным прагматизмом, потому что язык – это неотъемлемая часть этноса, его самобытности, особого мировосприятия. Именно при посредстве языка формируется так называемая «картина мира» — то, как воспринимает себя в контексте бытия тот или иной народ. Языки несут в себе бесценные следы исторического развития, «осколки» истории – в пословицах, поговорках, антропонимах, топонимах, устойчивых метафорах, фразеологизмах, особых поэтических образах, самой ритмике текстов, их звукописи и т. д. Поэтому важно, как минимум, документировать языки – стремится к их полному и всестороннему описанию. Это задача ученых, и мы поддерживаем экспедиционную деятельность лингвистов на территории Дагестана. Но не менее нужны энтузиасты — хранители, писатели и поэты, знатоки, ценители – те, кто не мыслит своей жизни без родного языка.

– В начале октября в Москве состоялся форум-диалог «Языковая политика: общероссийская экспертиза», организованный Федеральным агентством по делам национальностей. На форуме руководитель ФАДН Игорь Баринов отметил, что согласно данным ЮНЕСКО, в России 49 языков находятся под угрозой исчезновения, еще 22 – в критическом состоянии, 29 – в серьезной опасности.  Вместе с тем в стране не проводится насильственная русификация, и Россия чуть ли не единственная страна в мире, которая не потеряла ни одного национального языка. Дагестан, который может считаться «Россией в миниатюре», с точки зрения языкового разнообразия, тоже сохраняет языки своих народов. Как это удается? Пожалуйста, поделитесь вашим мнением на этот счет.     

– Во-первых, нашим государством десятилетиями ведется целенаправленная работа по сохранению и развитию языков народов республики: в вузах готовят специалистов по национальным языкам, в школах проводятся уроки родных языков, издаются газеты, журналы на национальных языках, выходят передачи на республиканском радио и телевидении. Во-вторых, в Дагестане всегда было и, к счастью, есть особое отношение к родовым корням, к месту, откуда ты родом, где жили твои предки. Крепки в Дагестане родственные, тухумные связи – это дает возможность людям часто общаться в большом семейном, родственном, земляческом кругу на родных языках. Не везде встретишь такое в нашей стране, и в подобном отношении, безусловно, кроется секрет сохранности традиционной культуры, в том числе – языков. Значительная часть населения остается, несмотря на активность миграции в города, сельской, что тоже выполняет функции консервации. Стоит отметить и традиционную склонность дагестанцев к поэтическому, песенному творчеству – это важный сберегающий фактор.

– Недавно лингвистическая экспедиция выяснила, что жители селения Верхний Джалган Дербентского района говорят на диалекте северокурдского языка (курманджи). Ранее сельчане не знали, на каком языке они говорят. Как вы думаете, в Дагестане еще много осталось нераскрытых, неизученных языков? Министерство по национальной политике республики участвует в таких лингвистических экспедициях?

– Не могу сейчас сказать точно, кажется, сенсация не состоялась, лингвисты дали свои разъяснения по поводу языка джалганцев. Дагестановедение успешно развивается на протяжении столетия, начиная с лингвистических очерков Петра Карловича Услара, общая картина достаточно ясная, языки получили свое описание. Что касается диалектных разновидностей, то исследования, конечно, продолжаются, поскольку языковое разнообразие в Дагестане поистине уникально. В экспедициях работники министерства принимать участие не имеют возможности, у них другие задачи, к тому же они, как правило, не имеют специального образования. Но поддержку «полевикам» мы оказываем, когда к нам обращаются за помощью. Любая деятельная помощь языкам народов Дагестана – дело благодатное и благородное!

http://kavtoday.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here