«Северный Кавказ – Россия в миниатюре»

0
109

Как повлияло нападение террористов в Ингушетии на имидж Северного Кавказа, закончится ли клановая борьба, и почему СКФО является Россией в миниатюре – в материале «ЯСНО».

Уехали не все

В этом месяце на территории Северного Кавказа произошел очередной теракт – взрыв на посту ДПС в районе ингушского села Яндаре в Назрановском районе Ингушетии произошел 5 ноября. Двое неизвестных подъехали к посту, один из них вошел внутрь и совершил самоподрыв. В результате теракта погибли два сотрудника полиции. Сообщник террориста, привезший его к блокпосту, попытался скрыться. В республике был объявлен режим КТО, в результате которой второй преступник был блокирован и ликвидирован.

«По предварительным данным, мощность находившегося на теле террориста-смертника взрывного устройства, которое сработало на посту ДПС вблизи села Яндаре, равна 7–8 кг в тротиловом эквиваленте. Взрывной волной здание поста разрушено практически полностью», — рассказал источник в правоохранительных органах.

Настолько дерзких нападений на полицейские блокпосты в России не было достаточно давно. Местные силовики сравнивают эту длительную перестрелку с временами КТО эпохи первой половины двухтысячных, когда регион в буквальном смысле кишел сторонниками «Имарата Кавказ» — организации, позднее присоединившейся к ИГИЛ (обе организации запрещены на территории РФ по решению Верховного суда). Но позднее показалось, что террористы покинули СКФО. Видимо, это не так. Эксперты говорят о том, что выбор пал на Северный Кавказ не случайно – именно здесь подполье имеет колоссальный диверсионный опыт. Но как отразится теракт на жизнь региона?

Пассионарный потенциал как драйвер экономики

Руководитель филиала Фонда развития гражданского общества, доктор политических наук, профессор Геннадий Косов считает, что СКФО в настоящее время – Россия в миниатюре. Поэтому как в зеркале отражаются и проблемы, и достижения страны.

– Есть сторонники как либеральных, так и крайне консервативных взглядов на социально-политическое и экономическое развитие. Идеологический спектр представлен во всем его многообразии.Присутствуют те, кто готов отдать свой голос (если выборы на пост президента РФ были бы завтра) и Путину, и Зюганову, и Навальному, и Жириновскому, и Собчак. Есть ли отличия? Несомненно. Отметим, что в 90-е – начале 2000-х годов традиционные ценности стали восприниматься как механизмы обеспечения социальной и политической устойчивости. Но проведенные недавно социологические исследования показали, что северокавказское общество отходит от них. Более того, именно северокавказское сообщество обладает огромные пассионарным потенциалом, способным превратить Российский Кавказ в драйвер общероссийского роста. Своеобразная «прививка» традиционных ценностей переплавленная с сознанием «современного человека» выгодно отличает в лучшую сторону молодежь СКФО. С другой стороны, необходимо говорить, что процесс радикализации части населения, особенно молодежи, продолжается. Хотя и проходит он более медленными темпами. Работа спецслужб и региональных властей по стабилизации ситуации в регионе дает свои результаты, – объясняет эксперт.

Не без конфликтов

Косов не считает, что произошедший теракт делает Северный Кавказ опасней других субъектов страны.

– Мы живет в мире растущих рисков, вызовов и угроз, в мире увеличивающейся неопределенности и нестабильности. Причин этому великое множество. Не скажу, что на Северном Кавказе безопасно. Но опасностей не больше, чем в других регионах нашей страны. Стоит ли ехать туристам на Кавказ? Однозначно стоит! Шикарные рекреационные зоны с неподражаемым колоритом, кавказским гостеприимством и кухней. Рассматривая нашу страну и общество как социальную систему, отметим, что большие системы достаточно инертны, имеют большой запас прочности и резервов для самовосстановления. Расколоть систему можно при условии постоянного воздействия на критически слабые точки. Критическая слабость может быть связана с элитными/клановыми конфликтами, межэтническими/межконфессиональными претензиями, противостоянием по линии традиция/модернизация и так далее. К таковым точкам многие аналитики относят территорию СКФО. Информационные атаки на Чеченскую Республику, обострение земельного вопроса, актуализация многих болезненных исторических споров и претензий в информационном пространстве региона являются не чем иным как попыткой раскачать Кавказ и дестабилизировать ситуацию не только на юге России. В этом контексте можно рассматривать и серию взрывов в Ингушетии, – считает политолог.

Вариант изменения информационной повестки

Политолог, главный редактор РИА «Дербент» Милрад Фатуллаев считает, что теракт в Ингушетии никак не повлиял на Северный Кавказ.

– Ситуация никак не изменилась, люди этого не почувствовали. Но правоохранительные органы приняли дополнительные меры по обеспечению безопасности постов полиции и ГИБДД. Сам теракт оценивается как не системный, не связанный с серьезными террористическими организациями, как инициатива террористов снизу, почти как исключение. Считается, что такого рода теракты (в том числе и предотвращенные теракты в Питере с применением КамАЗов для наездов на людей) — инициатива отдельных экстремистов, сочувствующих ИГИЛ, – подчеркивает Фатуллаев.

Не стоит забывать и о возможной смене геополитического веса внутри СКФО. Изначально Ставрополье был якорным регионом в округе, на который было негласно принято равняться республикам. Край также был и в центре информационного поля, но с назначением Владимира Васильева (до этого Васильев возглавлял фракцию «ЕР» в Госдуме страны) главой Дагестана информационная повестка вероятно сместится туда, и Ставрополье может постепенно потерять лидирующие позиции, и в первую очередь в прессе. Назначение главой Дагестана человека, не имеющего отношения к республике, вызвано бесконечным соперничеством кланов. Так считает кавказовед, профессор политологии Алексей Малашенко.

– Кремль устал от постоянных выяснений отношений между аварцами, даргинцами, кумыками и так далее. Кого можно поставить? Варяга. Такого, который никакого отношения к Дагестану не имеет, которому будет легче управлять в этой обстановке тотальной коррупции и постоянной борьбы, продолжающейся много-много лет. У Васильева очень твердый характер, и он будет нести ответственность не перед своими близкими и друзьями, а перед Кремлем и президентом. Я считаю это разумным решением, – подчеркивает кавказовед.

Частично согласен с этим общественник и политолог Сергей Рязанцев, считая, что весь Кавказ – это клановая борьба, и так сложилось исторически.

– Управляют в республиках кланы. Кто у власти – тот и «работает» с бюджетом. Отсутствие реальных общественных и политических институтов, социальных лифтов, независимых СМИ и правосудия, отсутствие противовесов исполнительной власти в виде реальной и действенной законодательной и представительной власти – вот картина региона, и она пока не меняется, – говорит не радужные слова Рязанцев.

Лариса Бахмацкая

https://yasnonews.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here