Рахмон озаботился состоянием таджикской экономики

0
51

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон распорядился оставить в покое почти две тысячи бизнесменов-производственников и не донимать их никакими проверками до 1 января 2021 года. Пресс-служба главы таджикского государства опубликовала специальный комментарий к указу Рахмона, в котором уточнила, что «мораторий вводится на все виды проверок деятельности предпринимательских субъектов в производственных сферах Республики Таджикистан».

Все эксперты, к которым «Вестник Кавказа» обратился за комментарием, заявили, что мера эта своевременная, вынужденная и неожиданная с учетом консервативной натуры таджикского лидера. Но Рахмон понял, что тянуть более нельзя, необходимо взяться за серьезные изменения бизнес-среды, дать больше свободы предпринимателям в их деятельности, потому что отставание экономики Таджикистана от экономик соседей ощущалось чуть ли не в ежедневном режиме и пропасть увеличивалась.

По словам одного из экспертов, в указе открытым текстом говорится, что мораторий на проверки вводится в качестве государственной поддержки предпринимательства в производственной сфере, созданию новых рабочих мест, улучшению инвестиционного климата, облегчения экспортно-импортных операций. Справедливости ради стоит отметить, что Эмомали Рахмон в своих публичных выступлениях не раз негативно отзывался о невероятном количестве разного рода контролеров и устраиваемых ими проверок. Но в этой сфере до указа о моратории, обнародованного 15 января, ничего не делалось, поэтому критика президента в бизнес-слоях воспринималась нарочитой, а потому и неэффективной.

Для таджикских предпринимателей существование 28 контролирующих структур при полупарализованной экономике было сущим адским испытанием. Не успевало то или иное предприятие отойти от одной проверки, как начиналась другая. Как сказал на условиях анонимности бизнесмен из Ходжента, инспекции тормозили работу предприятия, и сами проверяющие преследовали единственную цель – урвать кусок с проверяемого объекта. «Иностранцы просто стали сворачиваться – этому дай, тому дай, третьего отблагодари. Это было для них чуждо, и привыкать к такому очень многие не захотели», – сказал собеседник, выразив надежду на то, что президентский указ будет выполняться неукоснительно, что даст возможность нормально работать и вздохнуть. «В таком случае, власть, увидев прогрессивность нового подхода, может и продлить действие моратория и после 2021 года», – надеется ходжентский предприниматель.

Послабление гаек Рахмоном своевременно вдвойне, если обратиться к статистическим данным и лаконичным выводам экспертов Всемирного банка. В среднесрочной перспективе они во всех докладах прогнозируют низкий уровень притока иностранных инвестиций и увеличение оттока капитала из Таджикистана, а саму бизнес-среду называют неблагоприятной для ведения дел. В докладах специалистов Всемирного банка постоянно отмечается, что темпы экономических реформ сильно отстают от необходимых, что ведет к увеличению отставания экономики страны от экономик других государств региона. И это тоже подталкивает предпринимателей к выводу капитала, а то и полностью всего бизнеса из Таджикистана хотя бы в соседние страны. Вероятно, особо обидным для таджикских властей может служить тот факт, что даже Узбекистан в плане ведения бизнеса стал более привлекательным, чем Таджикистан, а ведь, в отличие от Таджикистана, Узбекистан долгое время был куда более закрытой страной.

Согласно последнему докладу Всемирного банка «Бизнес-2019», Таджикистан за последний год в плане условий для предпринимательства ухудшил свою позицию по 7 из 10 индикаторов, а в общем рейтинге докатился до 126 места, сильно отстав от соседей – Казахстана (28 место), Киргизии (70 место), Узбекистана (76 место).

Эксперт по Таджикистану Андрей Захватов, комментируя решение Рахмона, заявил «Вестнику Кавказа», что «вне всякого сомнения, указ Эмомали Рахмона, запрещающий в течение двух лет любые проверки деятельности бизнеса, пусть даже не всех производственников, а лишь 1930 компаний, внесенных в специальный реестр, позволит заметно улучшить деловую активность в Таджикистане». «Деньги, как и люди, стремятся туда, где к ним хорошо относятся. Поэтому не исключено, что предоставляемые таджикскими властями гарантии местным промышленникам окажутся привлекательными и для иностранных инвесторов, что обязательно скажется на росте числа совместных предприятий и на объеме выпускаемой и экспортной продукции», — считает Захватов.

Но главную цель указа, по его словам, нужно рассматривать несколько шире. В декабре 2016 года в Таджикистане была принята «Национальная стратегия развития до 2030 года». «Суммарные затраты финансовых ресурсов по всем источникам финансирования Стратегии составляют 118,1 миллиарда долларов США, в том числе 54,7 миллиарда долларов – вложения частного сектора, 56,1 миллиарда долларов – бюджетные средства и финансовые средства партнеров по развитию – 7,3 миллиарда долларов. Цифры немалые – среднегодовые суммы затрат до 2030 года на выполнение программ, превышают 8 миллиардов долларов, что более, чем в 3,5 раза превышает общий объём госбюджета Таджикистана 2018 года», — сказал Захватов.

В мировой финансовой системе свободных денег немало, но для их привлечения и отдачи, Таджикистану нужны идеи и проекты. Поиск внутренних и внешних финансовых ресурсов в республике уже начат. При этом высокую активность проявляет лично Эмомали Рахмон, за два последних года совершивший множество поездок в Катар, Иорданию, Индию, Саудовскую Аравию, и встречавшийся с лидерами России, Белоруссии, Армении, Узбекистана. По словам Захватова, все посольства Таджикистана в богатых европейских странах также озадачены поиском потенциальных инвесторов. Поэтому указ Рахмона «не трогать и не мешать» можно рассматривать, как часть вполне разумных мер, за которыми могут последовать и другие».

http://vestikavkaza.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here