Приедет ли Бердымухамедов на открытие TANAP

0
372
Turkmenistan's President Gurbanguly Berdimuhamedov is pictured during a signing ceremony in the Blue Hall at the presidential palace in Budapest on June 18, 2014. Berdimuhamedov is on a two-day visit to Hungary. AFP PHOTO / ATTILA KISBENEDEK

Президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова ждут 12 июня на открытии Трансанатолийского газопровода (TANAP), по которому пойдет азербайджанский газ в Европу. Туркменистан рассматривают в качестве второго участника проекта TANAP. Решение за Ашхабадом. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в ходе телефонного разговора пригласил Бердымухамедова принять участие в церемонии запуска газопровода TANAP. Туркменский лидер приглашение принял, но, как сообщило государственное информагентство Туркменистана, «вопрос его участия в мероприятии будет рассмотрен в соответствующем порядке по дипломатическим каналам».

Эксперты считают, что такая формулировка – это вежливый отказ Бердымухамедов от визита в Турцию. «Бердымухамедов на открытие TANAP не поедет. На это есть две причины, – считает председатель правления Общества русско-туркменской дружбы «Соотечественник» Максат Сапармурадов. — Первая – Бердымухамедову нечего предложить Анкаре и Баку. Транскаспийский трубопровод построен не будет, даже если будет подписана Конвенция по статусу Каспия. Иран, а еще больше Россия воспрепятствуют строительству трубы по дну водоема. Зачем России своими же руками создавать себе конкурента? Хотя TANAP и не конкурент российскому газу и при определенных условиях можно было бы договориться. Вопрос лежит в политической плоскости. Это вопрос границы. Президент Бердымухамедов не дает возможности России закрыть афганскую границу, где назревают большие проблемы. Интересный вариант предлагает Иран: наладить своповые поставки туркменского газа не только в TANAP, но и в Пакистан, при условии, что Ашхабад откажется от строительства газопровода TAPI (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия)».

Вторая причина, по словам Сапармурадова, финансовый кризис, который начался в 2016 году и к сегодняшнему дню усиливается. Курс доллара на «черном рынке» побил очередной рекорд. Сегодня за один доллар дают 29-30 туркменских манатов. При этом, официальный курс установлен на уровне 3,5 маната. Ряд иностранных компаний, большая часть из которых турецкие, не могут получить свои деньги. МВФ предложила Ашхабаду девальвировать национальную валюту.

TANAP рассчитан на транспортировку 16 млрд куб азербайджанского газа в год. Этого объема для обеспечения энергетической независимости Европы не хватит. Поэтому изначально предполагалось, что через TANAP и Южный газовый коридор пойдет не только азербайджанский газ, но и туркменский, иранский, иракский и даже казахстанский — всего 31 млрд куб. газа в год.

С Ашхабадом Брюссель ведет переговоры все последние годы. После прекращения поставок газа в Россию Туркменистан заявил о готовности экспортировать в Европу до 40 млрд куб. м газа в год. Для этих целей он самостоятельно построил газопровод «Восток–Запад», которым соединил крупные месторождения Южного Йолотаня с побережьем Каспия.

Руководитель клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде считает, что ситуация близка к своей развязке. «Саммит глав Прикаспийских стран ожидается в конце лета – в начале осени. Прикаспийские страны уже ведут подготовительные работы, поэтому вопрос транзитного газопровода найдет свое решение в Конвенции. У Туркменистана в этом случае будут развязаны руки», – сказал «Вестнику Кавказа» Велизаде. Он отметил, что согласно проекту Конвенции о правовом статусе Каспия, прикаспийские страны признают суверенитет, исключительные права, юрисдикцию друг друга, а значит, что после подписания конвенции Ашхабаду нужно будет договариваться только с Баку и Тегераном.

У Азербайджана есть как политическая воля, так и технические возможности для транспортировки туркменского газа по Южному газовому коридору (ЮГК) в Европу. Об этом сказал министр энергетики Азербайджана Парвиз Шахбазов в эфире телекомпании CBC. «Туркменистан проявляет интерес к «ЮГК», Азербайджан, со своей стороны, уже заявлял о готовности сотрудничать с Ашхабадом в этом направлении. Для осуществления таких поставок у нас есть как технические возможности, так и политическая воля. Так что, если Туркменистан решит предпринять конкретные шаги в данном направлении то, это вполне возможно, и мы готовы к сотрудничеству», – сказал азербайджанский министр.

Что касается треугольника Туркменистан-Азербайджан-Иран, то, как сказал член научного совета иранского Института исследований Центральной Азии и Афганистана «Иран–Восток» Игорь Панкратенко, существует своповый механизм. «Обусловлен он не только и не столько дефицитом газа у сторон, а маршрутами трубопроводов. Например, Тегерану дешевле купить газ в Туркменистане для снабжения ряда провинций, чем гнать его через весь Иран. Что же касается TANAP, то данный вопрос рассматривается в более широком смысле – речь о прямом участии Ашхабада в наполнении «Южного газового коридора», не включая в эту схему Иран», — сказал «Вестнику Кавказа» Панкратенко.

Что же касается разговоров об участии Ирана в TANAP и «Южном газовом коридоре» в целом, то здесь, по мнению эксперта, нужно принимать во внимание два обстоятельства. Во-первых, Вашингтон не для того затевает экономическую войну против Тегерана, не для того закрывает ему мировые рынки нефти, чтобы другой рукой разрешать ему экспорт природного газа. Во-вторых, и это главное, являясь одной из крупнейших газовых держав в мире, Иран не обладает достаточными объемами для серьезного импорта газа. В таком раскладе много факторов — от огромного внутреннего потребления до чисто технических аспектов. «Иран сегодня не способен выступать в роли серьезного импортера. Разумеется, определенные объемы на внешние поставки у него есть, но они не способны серьезно повлиять на мировые рынки», — считает Панкратенко.

http://vestikavkaza.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here