Политика повлияла на решение муфтиев Северного Кавказа по Хамхоеву

0
62

В муфтияте Ингушетии решение приостановить участие Исы Хамхоева в деятельности Координационного центра мусульман Северного Кавказа расценили как нешариатское. У Координационного центра вовлеченность в политические трения есть, и Хамхоеву указано на недовольство им на федеральном уровне, считают исламоведы.

Как писал «Кавказский узел», 12 января Координационный центр мусульман Северного Кавказа (КЦМСК) на заседании в Пятигорске приостановил участие в своей деятельности муфтия Ингушетии Исы Хамхоева, призвав его «вернуться в рамки шариатских норм» и не вмешиваться в деятельность государственных органов.

КЦМСК приглашал Хамхоева обсудить вопрос о допустимых условиях применения шариатского суда, к которому в Ингушетии прибегли, чтобы установить, как голосовали депутаты по вопросу соглашения о чечено-ингушской границе. КЦМСК обвинил ингушских активистов в запугивании депутатов. На фоне резких заявлений КЦМСК Хамхоев предлагал его членам приехать в Ингушетию и лично ознакомиться с его работой в республике.

В муфтияте Ингушетии расценили решение КЦМСК как нешариатское

Неконструктивным, политически обусловленным назвал решение Координационного центра мусульман Северного Кавказа от 12 января заместитель муфтия Ингушетии Магомед Хаштыров. По его мнению, КЦМСК принял сторону главы Ингушетии «в почти четырехлетнем противостоянии Евкурова с большей частью духовенства республики».

«То, что часть духовных деятелей Ингушетии поддержала людей в их требованиях не признавать соглашений по передаче территорий Чечне — это отдельная тема и только один из моментов противостояния духовенства главе республики. А проблема во взаимоотношениях Духовного управления Ингушетии и главы Ингушетии уже четвертый год не разрешена», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» Магомед Хаштыров.

Главными для Ингушетии стали в 2018 году стали передел границы с Чечней и последовавшие за этим массовые протесты, говорится в материале «Кавказского узла» «Ингушетия-2018: изменение границ, переизбрание Евкурова и сомнительные спецоперации». В нем также рассказывается, что вызревший в 2018 году конфликт между главой Ингушетии и муфтиятом республики привел к отрешению Евкурова от мусульманской общины.

По словам Хаштырова, представители КЦМСК в начале этого противостояния приезжали в Ингушетию. «Выслушали духовных деятелей, беседовали с руководством республики и письменно заявили, что они поддерживают духовенство Ингушетии и что руководство не имеет права вмешиваться во внутренние дела духовного управления. Однако сегодня позиция КЦМСК диаметрально противоположная», — отметил Магомед Хаштыров.

По его словам, если в поступках духовенства в Ингушетии имеются ошибки, то, согласно нормам шариата, наиболее правильный метод — это приехать на место и в личном контакте обсудить все вопросы, а не делать публичные заявления.

«Такая возможность обсудить была. Каждый из муфтиев, который участвует в КЦМСК, посещал и не раз Ингушетию, общался с муфтием Хамхоевым и с другими представителями духовенства. Если у других муфтиев Северного Кавказа были претензии, рекомендации к духовным деятелям Ингушетии, это нужно было озвучить на месте, при личном общении. Например, вот, уважаемые алимы таким образом видят решение данной проблемы. Это было бы настоящим братским отношением мусульман друг к другу, которое приветствуется и шариатом, и адатами. А сейчас создалась ситуация, когда принимается политическое решение. Это политический шаг, но ни в коем случае не братский, не шариатский», — посетовал заммуфтия Ингушетии.

При этом он отметил, что Духовное управление мусульман Ингушетии не против взаимодействия с руководством республики и выступает за то, чтобы достигнуть компромисса.

По мнению Хаштырова, приостановка участия Хамхоева в деятельности КЦМСК носит символический характер, и не будет сказываться на «братском общении» между собой имамов и рядовых верующих Ингушетии и других регионов Северного Кавказа.

«Совместных проектов на уровне духовных управлений в последние годы итак не было. Нет таких программ, в которых бы ДУМ Ингушетии координировал своё участие с КЦМСК. Никакого финансирования от КЦМСК муфтияту Ингушетии не было. А повседневное взаимодействие между мусульманами Северного Кавказа останется как и было братским, доброжелательным и приятным. Они продолжат встречаться, общаться вместе молиться», — подчеркнул Магомед Хаштыров.

Обвинения в том, что муфтий Ингушетии вмешивается в деятельность государственных уполномоченных органов, являются беспочвенными, основанными на слухах или же «исполнением чей-то недоброй воли», говорится в обращение представителей духовенства Ингушетии, опубликованном сегодня на сайте Духовного центра республики.

В обращении подчеркивается, что ингушское духовенство лишь призывает власти соблюдать закон и «не попирать права граждан». «Следуя нашим добрым обычаям, наше приглашение муфтиев Северного Кавказа в Ингушетию остается в силе, в любое время они будут нашими дорогими гостями, смогут узнать подробно о нашей деятельности», — сказано в обращении.

В решении КЦМСК исламоведы увидели политические аспекты

Приостановка участия Хамхоева в работе КЦМСК — временная и вскоре ингушский муфтият вновь вернется в это объединение, уверен руководитель Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев.

«В Ингушетии скооперирована масса проблем, в том числе, взаимоотношения между духовенством и главой республики. Но это нельзя считать чисто политической проблемой, хотя политические аспекты имеются. Решение КЦМСК — это временная мера для того, чтобы определиться в том, что на самом деле произошло, в том числе по земельному спору с Чечней. Коллеги из КЦМСК предлагают не спешить. Тем более, в истории этого объединения подобные ситуации уже имели место. Например, ДУМ Дагестана отстранялся на время от участия. Исключение членов КЦМСК не на пользу самому объединению. Ведь оно не может существовать без муфтиятов, которые входят в него», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» Руслан Гереев.

В целом, по словам Гереева, КЦМСК не политическая организация и не может принимать политических решений. «Хотя вовлеченность в политические трения есть. Приходится лавировать между, скажем так, позицией государственных органов и позициями самих муфтиятов. В принципе Координационный центр и был создан для выстраивания государственно-исламских отношений на Кавказе», — подчеркнул Руслан Гереев.

Если КЦМСК о чем-то заявляет и что-то предлагает, то, скорее, всего это политическое решение, уверен заместитель директора Института востоковедения РАН, руководитель Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Аликбер Аликберов. Он считает, что КЦМСК — это навязанная сверху организация для согласования позиций муфтиятов с государством. В отличие от единого духовного управления с полномочием назначать муфтиев, распределять финансы Координационный центр этим не обладает, поскольку в каждом из субъектов существуют свои муфтияты, отмечает Аликбер Аликберов.

«Прямое вмешательство КЦМСК в дела муфтиятов будет нарушать законное право духовных управлений на самостоятельную деятельность. Но, вместе с тем, само название Координационный центр говорит о том, что у него должны быть всё-таки какие-то полномочия для координации. Эти функции придает КЦМСК, видимо, управление по внутренней политике Администрации президента РФ», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» Аликбер Аликберов.

Нельзя также однозначно утверждать, что, так как КЦМСК не имеет собственных фондов, то не может воздействовать на финансовые потоки духовным управлениям, считает ученый. «Под эгидой Администрации президента действует, к примеру, отдельный Фонд поддержки исламской культуры, образования и науки. А так как и КЦМСК, и этот Фонд являются элементами комплекса организаций, которые выполняют задачи государственного управления, то, значит, и рычаги воздействия найдутся», — указал Алмкбер Аликберов.

Координационный центр мусульман Северного Кавказа был создана в августе 1998 года по инициативе первого президента Чечни Ахмада Кадырова. С 2003 года центр возглавляет муфтий Карачаево-Черкесии Исмаил Бердиев. Координационный центр мусульман Северного Кавказа 20 лет назад создавался для помощи государству в противостоянии идеологии экстремизма и терроризма, заявили ранее опрошенные «Кавказским узлом» журналисты Максим Шевченко и Евгений Кратов. Будущее этой структуры зависит от позиции федеральных властей, считает старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Руслан Курбанов.

Напрямую финансово и организационно ингушский муфтият не зависит от КЦМСК, но решение о приостановке деятельности Хамхоева в этой структуре указывает на недовольство позицией муфтия Ингушетии в политических верхах страны, считает старший научный сотрудник Центра изучения Кавказа МГИМО Ахмет Ярлыкапов.

«Руководитель КЦМСК Исмаил Бердиев, как бы к нему ни относились, является деятелем федерального уровня. Именно он представляет в России всех муфтиев Северного Кавказа. На мероприятиях в Кремле Бердиев присутствует наряду с главами других объединений мусульман Равилем Гайнутдином и Талгатом Таджуддином», — рассказал корреспонденту «Кавказского узла» Ахмет Ярлыкапов.

Поэтому, по его словам Ярлыкапова, демарш КЦМСК — это сигнал Хамхоеву в «войне месседжей», что на федеральном уровне есть недовольство им. «Конечно, это не означает, что Хамхоева в скором времени хотят снять с должности. Власть снимать и назначать муфтиев не будет, этот вопрос и КЦМСК не решает. Все же по закону слово за съездом мусульман Ингушетии, а имамы в большинстве поддерживают Хамхоева пока. Но в Москве, скорее всего, недовольны позицией муфтия Ингушетии, и это выражается в действиях Бердиева. В целом это позиционная борьба, а не желание наскоком сместить Хамхоева с поста муфтия Ингушетии. Это своего рода «война месседжей». Отстранение Хамхоева от участия в Координационном центре мусульман Северного Кавказа одно из таких «посланий» в адрес ингушского муфтия», — полагает Ахмет Ярлыкапов.

Он также уверен, что ДУМ Ингушетии способно найти самостоятельные источники финансирования. «Муфтият может перейти на самообеспечение и совсем не станет зависеть от денег фондов из Москвы. Это может быть ещё одним опасным прецедентом. Ведь в ходе последнего ингушского протеста можно было убедиться, что традиционные структуры ингушского общества очень хорошо действуют как самостоятельное движение. Что мешает муфтию и его сторонникам использовать те же принципы для самоорганизации мусульманского сообщества в поддержку Хамхоева и его духовного управления?» — высказал мнение Ахмет Ярлыкапов.

Критика со стороны Координационного центра мусульман Северного Кавказа является предупреждением для ингушского муфтията, который может столкнуться с финансовыми ограничениями и давлением из-за своей политической активности, заявили ранее опрошенные «Кавказским узлом» аналитики. Хамхоев готов к конфликту с Координационным центром мусульман Северного Кавказа, так как пользуется серьезной поддержкой в республике даже в условиях давнего противостояния с Евкуровым, также указали ранее опрошенные «Кавказским узлом» ингушские аналитики и востоковеды.

https://www.kavkaz-uzel.eu

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here