Показания на сенатора: что киллеры рассказали о заказных убийствах в КЧР

0
71

Трое арестованных за заказные убийства в Карачаево-Черкесии на допросах заявили о связи сенатора Рауфа Арашукова с преступлениями. Представитель сенатора назвал обвинения безосновательными

Расул Аджиев, арестованный в августе по делу об убийстве в 2010 году лидера черкесского движения «Адыге-Хасэ» Аслана Жукова, заявил следствию, что заказчиком преступления был действующий сенатор от Карачаево-Черкесии Рауф Арашуков. Это следует из протокола его допроса, который есть в распоряжении РБК. Подлинность документа подтвердил источник, знакомый с ходом расследования.

Аджиев стал третьим из тех, кто на допросах называл сенатора заказчиком преступлений. Ранее в 2012 и 2017 годах показания на Арашукова дали два человека, которых следствие считает причастными к убийству кандидата в президенты республики Фраля Шебзухова. Из протоколов их допросов (копии есть у РБК) следует, что сенатор, по их словам, выделил 500 тыс. руб. на то, чтобы «запугать и побить» Шебзухова, и 1 млн — на убийство Жукова.

С начала сентября члены семей Жукова и Шебзухова проводят пикеты у здания следственного управления СКР по Карачаево-Черкесии, требуя возбудить уголовное дело в отношении сенатора. Они направили письменное обращение председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину, директору ФСБ Александру Бортникову, генпрокурору Юрию Чайке и председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко. Под письмом (копия есть у РБК) стоят подписи брата Руслана Шебзухова и сестры Жукова Аллы Камбиевой, которые требуют преследования сенатора на федеральном уровне: дела об убийствах, по их мнению, должны быть объединены и переданы в центральный аппарат СКР для независимого расследования.

По закону члены Совфеда относятся к числу спецсубъектов и пользуются неприкосновенностью: санкционировать их преследование может только лично председатель СКР с согласия спикера палаты, полученного на основании представления генпрокурора.

За все время по требованию Генпрокуратуры неприкосновенности был лишен только один действующий сенатор — Константин Цыбко, который был членом Совфеда от Челябинской области. В 2014 году с санкции главы верхней палаты парламента против него возбудили уголовное дело о получении взятки (впоследствии он был осужден на девять лет колонии). Также СКР в 2013 году добивался санкции на преследование сенатора от Новгородской области Александра Коровникова, которому вменяли посредничество при передаче взятки, но Генпрокуратура отказалась вносить в Совфед соответствующее представление.

Убийство на почве подавленного состояния

Аслан Жуков был расстрелян в марте 2010 года; менее чем через год по делу о его убийстве был задержан Расул Аджиев. Спустя два года горсуд Черкесска оправдал Аджиева, сочтя его непричастным к гибели Жукова, а еще спустя шесть с половиной лет он снова был задержан по тому же возобновленному делу. Следственное управление республики сообщило, что он совершил явку с повинной.

На допросе 14 августа Аджиев рассказал, что заказ на убийство Жукова получил от сенатора Арашукова через его родственника Руслана Агоева, узнал РБК.

В марте 2010 года Агоев пригласил Аджиева, с которым близко дружил, на встречу. Содержание их беседы он пересказал так: «У Арашукова произошел с кем-то конфликт, в результате которого якобы затронута его честь. На этой почве Арашуков Рауф впал в подавленное состояние, его окружение от него отвернулось и не хочет помогать в наказании обидчика». Сенатор хотел именно «физического устранения» своего обидчика, подчеркнул Аджиев. С его слов, Арашуков был готов выделить на поиск и организацию преступления 1 млн руб.

Аджиев вызвался сам совершить убийство и отказался от «гонорара», учитывая тяжелое финансовое положение заказчика, но попросил купить ему автомобиль для выполнения задания. «Обидчиком» оказался хозяин ​автомойки на улице Доватора в Черкесске. Агоев описал будущему киллеру его внешность и приобрел для него автомобиль, рассказал Аджиев следствию. Через несколько дней Аджиев расстрелял нужного человека в его автомобиле, впоследствии он узнал, что убитого звали Аслан Жуков.

После преступления Агоев заплатил 1 млн руб. наличными, чтобы он мог на какое-то время скрыться с территории республики, рассказал на допросе Аджиев. Арашуков, с его слов, даже передал киллеру предложение пожить в его квартире в Дубае, но тот отказался.​

«Чтобы напугали и побили»

Шебзухов был избит бейсбольной битой и застрелен 12 мая 2010 года в Черкесске. Исполнителями убийства были признаны Магомет Джубуев, Алик Татаркулов и Тимур Тулпаров; указания они получали от Назима Кушетерова. В феврале 2013 года суд приговорил троих членов этой группы к лишению свободы на сроки от 14 до 19 лет (четвертый — Тулпаров — скрылся и был объявлен в розыск). Кроме убийства Шебзухова членам банды вменялись покушение на замглавы управления казначейства по Карачаево-Черкесской Республике (КЧР) Наталью Нагорнову, незаконный оборот оружия, организация преступной группировки и участие в ней.

Исполнители убийства упоминали Арашукова в своих показаниях еще в 2012 году, следует из имеющихся у РБК протоколов их допросов. Поручение напасть на кандидата в президенты дал предприниматель Рустам Копсергенов, но в нападении был заинтересован именно сенатор, рассказал Джубуев. «Копсергенов Рустам пояснил, что Шебзухов Фраль мешает Арашукову Рауфу Раульевичу в его «делах» и что Арашуков Р.Р. дает за то, чтобы попугать и побить Шебзухова Фраля, 500 тыс. руб.», — говорится в протоколе его допроса.

Посредником между нападавшими и организатором был Кушетеров. Ему Копсергенов пообещал «через Арашуковых пробить место в правительстве КЧР, сказав, что там будет свой человек», рассказывал на допросе Татаркулов (при этом он уточнил, что не знает, кто именно заказал нападение).

Организатор нападения Копсергенов был задержан и взят под стражу только спустя семь лет — в конце прошлого года. Он дал признательные показания, в том числе сообщил, что познакомился с Арашуковым в 2009 году и примерно через год пригласил его на встречу. «Арашуков Рауф мне сказал, что у него имеются проблемы с одним человеком — Шебзуховым Фралем, и попросил меня помочь решить эту проблему, то есть найти людей, чтобы они напугали и побили последнего. При этом Рауф на оказание данной услуги дал мне деньги в размере 500 тыс. руб.», — говорится в протоколе допроса Копсергенова.

Цели убивать советника президента не было, следует из этих материалов. Тем не менее Джубуев застрелил Шебзухова, когда ему показалось, что тот потянулся за своим оружием. Известие о том, что Шебзухов убит, по словам Копсергенова, его «сильно расстроило и возмутило». Сам Арашуков, по его словам, тоже «возмущался по поводу произошедшего».

Копсергенов продолжал общаться с сенатором уже после убийства и возбуждения дела, находясь в розыске. Тот обещал «решить вопрос с его уголовным преследованием, но так ничем и не помог», посетовал предприниматель в разговоре со следователем.

Письмо родственников

Следственные управления СКР по Карачаево-Черкесии и Северо-Кавказскому федеральному округу не проверяют информацию о возможной причастности сенатора к заказным убийствам, утверждают родные убитых в своем письме к руководителям силовых структур и Совфеда. По их мнению, следователи «не просто бездействуют, а пытаются исказить ход и результаты следствия и по надуманным основаниям отказывают в привлечении к уголовной ответственности Арашукова».

В аппарате сенатора Арашукова РБК заявили, что «с удивлением» относятся к заявлениям родственников погибших. «Вину устанавливают следственные органы, суды, и почему родственники обращаются с такими заявлениями — непонятно, — уточнили там. — Никаких доказательств [его причастности к убийствам] нет».

По словам представителя аппарата, в КЧР есть «определенные силы провокаторов», которые и толкают родственников убитых на такие действия, чтобы повредить репутации Арашукова. «Эта кампания против сенатора продолжается больше года. В нее вкладываются большие ресурсы. В уполномоченные органы и судебные инстанции уже поданы заявления и иски о клевете, потому что это все безосновательные публичные обвинения», — сказали в аппарате сенатора. Связаться с самим Арашуковым не удалось ни РБК, ни его помощнице Наталье Гусевой.

В пресс-службе следственного управления СКР по Карачаево-Черкесии отказались сообщать, проверяется ли причастность Арашукова к этим преступлениям, сославшись на тайну следствия. «У нас и так дело расследуется. Еще одно дело мы возбуждать не будем. Экспертизы назначены, все необходимые мероприятия проводятся. Торопить следствие не нужно, все законно идет, никаких проблем с этим нет», — заявили РБК в региональном управлении СКР.

В пресс-службе Валентины Матвиенко сообщили, что пока не получали обращение, направленное почтой. РБК также направил запросы в пресс-службы Генпрокуратуры, центрального аппарата СКР и в центр общественных связей ФСБ.

https://www.rbc.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here