Почему Сагиду не дали стать Рамзаном Дагестана?

0
1288

Сагид Муртазалиев и его политическая судьба последние две недели будоражили весь рунет. Аналитики и эксперты разобрали в мелочах каждую версию атаки силовиков на его команду.

Основными сюжетами в этих материалах были дружба Сагида Муртазалиева с Рамзаном Кадыровым и его амбиции возглавить Махачкалу. Однако амбиции Муртазалиева стать дагестанским Рамзаном как-то затрагивались вскользь.

Ждал ли Дагестан своего Рамзана?

Тот факт, что Сагид Муртазалиев питал амбиции возглавить Дагестан и долгое время самими дагестанцами обсуждался, как вероятная кандидатура на пост главы республики, известен многим.

5885ea25

Муртазалиева на этот пост эксперты начали примерять, когда еще только готовилась отставка первого президента главы Дагестана Муху Алиева. Второй виток эти прогнозы получили, когда Дагестан начал бурлить слухами о грядущей отставке Магомедсалама Магомедова.

Сами жители Дагестана, которые с увлечением обсуждали перспективы Сагида Муртазалиева возглавить Дагестан, видели в нем сильного горца, прославившего республику на борцовском ковре и личного друга Рамзана Кадырова.

Не секрет, что жители многих кавказских республик, уставшие от беспредела чиновников и разрухи социальных и городских служб в своих мирных республиках, мечтали, чтобы и у них появился сильный лидер, подобный Рамзану Кадырову.

Именно этот запрос дагестанцев на жесткую, но справедливую руку подогревал представления о том, что дагестанским Рамзаном способен стать только Сагид Муртазалиев.

Как писал Абдулла Магомедов, «республика, в которой нарастало противостояние между боевиками и силовиками, в которой шло стремительное возрождение ислама, ждал сильного лидера, могущего заявить о себе, как о мусульманине и справедливом правителе».

Этими настроениями в основном была проникнута дагестанская молодежь, в среде которой после ряда президентов атеистов рос запрос на лидера, соблюдающего мусульманина, которым республика могла бы гордиться.

«Молодым дагестанцам, жаждущим порядка, искоренения клановости, коррупции и социальных пороков – пьянства, распущенности, разврата – хотелось получить своего «дагестанского Рамзана». Который смог бы также навести порядок в Дагестане, как и в соседней Чечне», – отмечает автор.

Кроме того, другая часть дагестанцев, со слов автора, видела в олимпийском чемпионе того сильного молодого лидера, который по примеру Рамзана на посту главы Дагестана «смог бы и совладать с произволом силовиков, и отсечь молодежь от лесных проповедников».

Холодный взгляд

Однако, более объективный анализ показывает, что у Сагида Муртазалиева не было сильных шансов возглавить Дагестан. Поскольку, Кремль его никогда в таком качестве не рассматривал.

80bf1ef3

Дагестанское отделение «Единой России» также никогда его не включало в списки кандидатов на пост главы Дагестана, которые она подавала в Москву. Кроме того, ничего не говорило о том, что дагестанские олигархи готовы поставить на него.

Речь идет о Сулеймане Керимове, в чью политическую команду Сагид Муртазалиев входил. А также о братьях Магомедовых, которые подыскивали на тот момент на кого в Дагестане сделать ставку.

Кроме того, было предельно очевидно, что Сагиду Муртузалиеву не хватает опыта и политической широты мышления, чтобы возглавить Дагестан – в десятки раз более сложную республику, чем Чечня.

Однако, молва и экспертное мнение не исключали неожиданного поворота событий, если бы Рамзан Кадыров настойчиво начал бы лоббировать фигуру Сагида Муртазалиева перед Кремлем. Но Кадыров этого так и не сделал…

Он опоздал на 10 лет

Ряд метких пояснений тому, почему Сагид Муртазалиев не смог занять место на скамейке запасных кандидатов на пост главы Дагестана, дает дагестанский журналист Заур Газиев.

«Проблема Сагида Муртазалиева в том, что такие люди, как он, вполне себе вольготно существовали в середине девяностых, но в нулевые время их закончилось. Сагид Муртазалиев опоздал ровно на 10 лет», – пишет журналист.

Известный эксперт по Дагестану Константин Казенин подтверждает оценки Заура Газиева по поводу Муртазалиева: «Такие неформальные лидеры были характерны для региона в 1990-е годы. Муртазалиев — последний появившийся здесь неформал, который был интегрирован в политическую структуру Дагестана».

«Ещё одна проблема Сагида Муртазалиева – он слишком брутален и прямолинеен для того, чтобы затесаться в толпу и быть незаметным. А сейчас время людей с общим выражением лица.

Сагид – из тех, кто сам формирует под себя властные структуры, он очень трудно договаривается и редко идёт на компромиссы. Этот человек мог бы быть полезен, если бы Дагестан пустили по чеченскому сценарию и сделали из него своего Рамзана», – заключает Газиев.

Степень его жесткости и брутального натиска, которые даже на Кавказе редко кто демонстрировал открыто, становится понятнее из приведенной ниже видеозаписи стычки Сагида Муртазалиева с председателем Госсовета Дагестана Магомедали Магомедовым.

Вполне понятно, что Кремль устал терпеть слишком вольные и малоуправляемые фигуры в регионах. Эта губернаторская вольница периода Бориса Ельцина по всей стране завершилась с приходом к власти Владимира Путина.

Однако Дагестан до последнего времени был этаким заповедником, в котором Кремль до недавних пор сохранял самые реликтовые образцы брутальных лидеров. Однако, с арестом Саида Амирова для слишком самостоятельных фигур Дагестана начался обратный отсчет.

«Нам второй Рамзан не нужен»

При этом стоит учитывать и такой сильный фактор, как острейший конфликт Рамзана Кадырова с российской силовой элитой в лице ФСБ, Следственного комитета и МВД. Этот конфликт длится со времени завершения Второй чеченской кампании.

Рамзан Кадыров сделал все для того, чтобы выдавить из республики федеральных силовиков, которые делали в условиях послевоенного беззакония огромные деньги на Чечне и чеченском населении.

Рамзан Кадыров неоднократно и жестко выступал против чрезмерного и бесцеремонного вмешательства федеральных чекистов в дела родной республики.

Он годами лоббировал через Москву полную замену федеральных структур в Чечне на местные, чеченские. Его конфликт с ФСБ на территории Чечни был вынужден разрешать сам Владимир Путин.

При этом Рамзан Кадыров, выдавливая федералов из Чечни, последовательно показывал, что он никогда не будет «сдавать своих» московским спецам.

В результате одного из таких открытых конфликтов, который Москвы также решила в пользу Грозного, целый отдел ФСБ в Москве объявил в знак протеста забастовку и отказался выходить на работу – случай совершенно невиданный в практике Лубянки.

А после недавнего убийства Немцова СМИ и вовсе заговорили об открытой войне между главой Чечни Рамзаном Кадыровым и главой ФСБ Александром Бортниковым. Отсюда вполне резонный вывод на случай, если бы появился бы хоть намек на то, что Сагид Муртазалиев начинает брать ситуацию в Дагестане под свой контроль.

Вывод в том, что силовики сделали бы все возможное, чтобы остановить Сагида Муртазалиева во что бы то ни стало. Поскольку, им крайне не выгодно резкое укрепление позиций Рамзана Кадырова через появление у него сильного союзника и единомышленника.

Рамзан Кадыров, действуя в рамках одной маленькой Чечни, уже по влиянию сравним с политиками общероссийского масштаба. Оттого федералы всеми силами пытаются не допустить расширения его влияния за пределы Чечни – на соседние регионы и Москву.

А в случае получения Рамзаном Кадыровым через своего единомышленника нового мощного плацдарма в Дагестане, ситуация приобретет для федеральных силовиков угрожающие масштабы.

Кто повелитель вертолетов?

И потом, федеральные силовики не потерпели бы их выдавливания из еще одной кавказской республики, как из выдавили из Чечни. Ведь Кавказ для силовиков – самое стремительное поле для карьерных взлетов и контроля за большими финансовыми потоками.

b46430e8

Даже если версия о том, что удар по Сагиду Муртазалиеву был нанесен, чтобы не допустить его к управлению Махачкалой, то удар этот инициирован отнюдь не Рамазаном Абдулатиповым, как об этом пишут дагестанские аналитики.

У Рамазана Абдулатипова нет власти над федеральными чекистами и федеральными вертолетами. Эти силы приводятся в движение только по приказу из Москвы. О руке Москвы в последних задержаниях наш ресурс заявлял изначально.

Кроме того, в этой версии всплывает еще один щекотливый момент, который вскрывает законы, по которым сегодня существует политическая система в стране. Этот момент касается сделки, на которую пошел Муртазалиев с силовиками, согласившись дать показания против Саида Амирова.

Очевидно, что условия сделки предполагали статус неприкосновенности для Муртазалиева со стороны силовиков. Однако силовики решили иначе. «Понятно, что чемпиону обещали за эти показания так много, что дешевле их не выполнять», – написал по этому поводу Заур Газиев.

То, что эти условия не будут соблюдены со стороны федералов, чувствовал и сам Муртазалиев. Иначе он не пропадал бы столько времени в Дубаи. И в этом он оказался прозорливее остальных тяжеловесов дагестанской политики…

Магомед Шамхалов

Источник: onkavkaz.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here