«Мой друг умер как герой». Чем запомнятся Орхан Джемаль, Кирилл Радченко и Александр Расторгуев

0
54

В Центральноафриканской Республике убили журналиста Орхана Джемаля, оператора Кирилла Радченко и режиссера Александра Расторгуева.

Машину съемочной группы, по предварительным данным, обстреляли грабители. Журналисты погибли при исполнении обязанностей — они приехали в Африку снимать документальный фильм о частной военной компании «Вагнер». Дождь рассказывает, чем они занимались, а друзья и знакомые — какими были людьми.

Орхан Джемаль начал карьеру журналиста в 22 года в медицинском отделе Центрального телевидения СССР. Он работал в программах «Здоровье» и «Мамина школа». «Я проработал год в этом отделе. И дальше все начало потихонечку сыпаться. Перестройка. И я ушел из „Здоровья“, ушел на какие-то там вольные хлеба. Это был самый, наверное, прекрасный период жизни моей страны — перестройка, постперестройка, вокруг поэты, художники, бандиты, коммерсанты», — рассказывал Джемаль. Он учился в Московском геологоразведочном институте, а после того, как закончил работать на телевидении, уехал в Алжир работать в проекте картирования пещер. В стране тогда шла гражданская война, и это была его первая «горячая точка». Его первая журналистская командировка была на Кавказ во время второй чеченской войны.

Джемаль работал в газете «Версия», затем в «Новой газете». Своим первым учителем в журналистке он называл главного редактора «Новой» Дмитрия Муратова. «Я всегда ему буду благодарен, потому что я считаю себя учеником Муратова, хотя рядом работали мэтры, у которых тоже было чему поучиться. В соседней комнате сидел ныне покойный Микеладзе. Это человек, который пек, как пирожки, звезд журналистики. Он умел воспитывать. Он умел это делать. А еще был жив Щекочихин, который увидел, что я ухожу в пространство, где у нас планерки проходили, на намаз, помолиться. Он сказал: „Я все равно весь день сижу в Думе. Мой кабинет пустой. Вот тебе ключ“. У меня в „Новой газете“ была собственная мечеть», — рассказывал он.

Журналист освещал конфликты в Афганистане, Бангладеш, Грузии, Донбассе, Ливии, Ираке, Сомали. В Ливии он был ранен и несколько лет не мог ходить. Джемаль также был на войне в Южной Осетии и написал об этом книгу «Война. Хроника пяти дней».

«Он с покойным Стениным [Андрей Стенин, фотокорреспондент РИА Новости, погиб в Донецкой области — прим. Дождя] в Донецке умудрился первым попасть на позиции в аэропорту — да так съездил, что за ним донецкое МГБ (министерство государственной безопасности — прим. Дождя] охоту устроило и ему пришлось уезжать после его репортажа», — вспомнил в эфире Дождя журналист Тимур Олевский.

Журналист Максим Шевченко рассказал Дождю, что отговаривал Джемаля от поездки в ЦАР, но тот решил ехать, потому что хотел «сделать репортаж и вернуться в журналистику». «Орхан прожил ярчайшую жизнь, которую хватило бы на сотни жизней. Он не успел сделать многое из того, что хотел. <…> Мой друг умер как герой, как настоящий журналист, как мусульманин», — сказал Шевченко.

Орхан Джемаль — сын основателя Исламского комитета России Гейдара Джемаля. Он умер в 2016 году в возрасте 70 лет.

Режиссер Александр Расторгуев начинал карьеру режиссера на телеканале «Дон-ТР» в Ростове-на-Дону. Его уволили за съемки документального фильма «Чистый четверг» о войне в Чечне. «Ничего подобного в документальном кино я еще не видел. Блестящая, совершенно блестящая работа», — говорил о фильме режиссер Александр Сокуров.

В Ростове-на-Дону Расторгуев организовал киностудию «Кино». Его фильм «Дикий, дикий пляж. Жар нежных» стал первым, получившим зарубежную награду — в 2006 году ему присудили приз жюри международного кинофестиваля в Амстердаме. Расторгуев также стал лауреатом премий «Тэфи», «Триумф», «Лавровая ветвь» и «Белый слон».

«Это, может быть, самый выдающийся летописец вот этой безумной, в чем-то бессмысленной, жестокой русской жизни конца 2000-х начала нового века. Расторгуев — это что-то такое не существующее в русской культуре, как «Война и мир» Толстого, «Мертвые души» Гоголя. Никто сейчас так не думает, не мыслит, не выражает это в художественных образах», — сказал Дождю режиссер Виталий Манский.

Расторгуев активно участвовал в оппозиционной деятельности. В 2011 году в Ростове-на-Дону его задерживали на митингах против фальсификации выборов.

В 2012 году вместе со своими коллегами Павлом Костомаровым и Алексеем Пивоваровым Расторгуев снял документальный проект «Срок» о протестах в России. На канале проекта в ютьюбе было опубликовано более 240 роликов. «„Срок“ превратился в своего рода документальный сериал о крупных и мелких и преимущественно общественно-политических событиях России. А поскольку концентрация и частота таких событий из-за проснувшегося протестного движения существенно возросла, сериал стал „бессрочным“», — писала о проекте Lenta.ru. “

«Я еще не готов вспоминать Сашу, я еще верю, что он жив», — сказал Костомаров в разговоре с Дождем. По словам режиссера, он три раза пытался отговорить своего коллегу от поездки, но Расторгуев ответил, что он уже обещал. «Я знала об этой поездке, но я даже не пыталась его отговорить — потому что это был Саша и это было невозможно», — рассказала сценарист Елена Ванина, которая несколько лет работала с Расторгуевым.

Кирилл Радченко, как следует из информации на его странице в фейсбуке, работал в агентстве Anna News, специализирующемся на военной журналистике и зарегистрированном в Абхазии. Радченко также работал в съемочной команде сериала Арсения Гончукова «Район тьмы».

https://tvrain.ru/articles

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here