Лаборатория смерти. Чем занимается Центр Лугара в Грузии?

0
69

На минувшей неделе грузинский политик Игорь Гиоргадзе обнародовал документы, полученные им с родины. Из них следует, что Пентагон мог проводить эксперименты над людьми в центре Лугара в Грузии.

Гиоргадзе, который в 1993-1995 гг. занимал пост министра госбезопасности Грузии, с 1995 г., после конфликта с Шеварднадзе, живёт в России. По его словам, скандальные документы ему прислали друзья. О том, в чём он подозревает американцев, а также о нынешних отношениях России и Грузии, политик рассказал в интервью «АиФ».

Опасная лаборатория

Глеб Иванов, «АиФ»: Игорь Пантелеймонович, когда вы впервые увидели документы, за что зацепился взгляд?

Игорь Гиоргадзе: Первое, что бросилось в глаза, — это отчеты за 2015 и 2016 годы о количестве смертей в т. н. лаборатории Лугара. В декабре 2015 года — 30 смертей, из них 24 в один день. В апреле 2016 года — 30 смертей, в августе — 13. Указаны лекарства, дозировки, а в графе «Причина смерти» у всех указано: «Неизвестно».

Второе — это то, что на фоне официально провозглашённой цели работы лаборатории («уменьшение последствий применения оружия массового уничтожения») на её сайте обнаруживаем перечень патентов, к которым проявляют интерес сотрудники лаборатории. Среди них — патент на «беспилотный летательный аппарат для распространения в воздухе заражённых насекомых». В его описании прямо указано, что изобретение предназначено «для заражения противника смертельными заболеваниями и его уничтожения с минимальными затратами». Также там есть:

— Патент на боеприпас «с токсичным содержимым для проведения диверсионных операций». Предназначение — распространение смертельных заболеваний на территории противника;

— Патент на полый боеприпас для капсул с токсичным содержимым. В его описании указана возможность снаряжения капсул различными вирусами для заражения личного состава войск противника;

— Патент на беспилотный летательный аппарат, «способный распылять химические и биологические вещества над районами, занятыми противником».

Возникает вопрос: если ваша цель — «уменьшение последствий применения оружия массового уничтожения», то зачем вы интересуетесь наступательными и диверсионными средствами ведения биологической и бактериологической воины?

Центр вроде бы должен заниматься лечением, но там по непонятным причинам умирают в один день 24 человека, а расследование не проводится.

— Контактировали ли с вами российские власти? Все-таки речь может идти о производстве бактериологического оружия на границе с РФ.

— Судя по тем материалам, которые на данном этапе удалось исследовать, речь идет не о производстве, а о возможной разработке такого оружия, а также о возможном испытании неких препаратов, в том числе и на местных жителях.

Что касается официальных российских властей, то на меня никто не выходил. Но я и мои помощники на уровне личных контактов обращались к ряду известных медийных лиц с просьбой оказать содействие в привлечении экспертного сообщества к изучению имеющихся у нас материалов.

До тех пор пока документы не изучат специалисты, мне бы не хотелось бросаться голословными обвинениями. Сегодня в мире достаточно примеров бездоказательных обвинений и, как следствие, страшных последствий мер, принятых на основании таких обвинений. Вспомним хотя бы какими последствиями для Ирака обернулась «пробирка Колина Пауэлла», в которой, как позже выяснилось, была обыкновенная вода, раскрашенная в белый цвет, а не образец оружия массового уничтожения. Ирак разбомбили, президента страны повесили и, по разным оценкам, уничтожили от 700 000 до 1 500 000 мирных жителей.

Против Ирана ввели санкции на основании «неких данных» о том, что он не соблюдает условия «ядерной сделки». Таких примеров за последние годы наберется немало.

— Допустим, худшие предположения подтвердятся: в Центре Лугара действительно разрабатывают бактериологическое оружие. Насколько это опасно?

— Всегда есть вероятность бесконтрольного выброса опасных веществ. Эта лаборатория может стать мишенью для преступников, для диверсий со стороны террористов разных мастей, в конце концов, она не может быть полностью защищена от природных катаклизмов. Я абсолютно уверен: если опасения подтвердятся, то эта угроза затрагивает весь Кавказ, а не только Грузию.

— Как нынешнее грузинское правительство относится к американской лаборатории?

— Новое грузинское правительство, пришедшее к власти в конце 2012 года, уже в начале 2013 года инициировало постепенную передачу центра под юрисдикцию Грузии. В этом году процесс должен завершиться полной передачей лаборатории Министерству здравоохранения Грузии, она перейдёт на финансирование из бюджета страны. Наше правительство, конечно же, не заинтересовано в том, чтобы над гражданами страны проводились какие бы то ни было опыты. Сейчас из пятидесяти сотрудников лаборатории 44 — наши соотечественники, граждане Грузии и лишь 6 — граждане США.

Отторжения между нашими народами нет

— С войны в августе 2008 года прошло 10 лет. Сейчас в Грузию приезжают сотни тысяч российских туристов. Наш спецкорр Георгий Зотов убедился, что никакого враждебного отношения к русским в стране нет. Продолжается торговля. Но дипломатические отношения остаются разорванными. Почему?

— Несмотря на трагедию 2008 года, ни в Грузии, ни в России на уровне контактов между людьми отторжения действительно нет. Из России в Грузию только в этом году приехало около 1,5 млн туристов. Но в наследство от Саакашвили новому правительству достались худшие за всю историю отношения с Россией на политическом уровне.

Как долго бы ни продолжались споры о том, кто был зачинщиком войны, я считаю, что наши страны в хорошем смысле «обречены» на нормальное, мирное, добрососедское сосуществование. Простому грузинскому крестьянину, который, лелея каждую гроздь, выращивает на своей земле виноград, нужен российский рынок. Россия может за три больших праздника выпить всё грузинское вино, съесть все цитрусовые, все фрукты и овощи, собираемые в нашей стране, а российские тюрьмы за три-четыре месяца могут выпить весь собираемый в Грузии чай. Россия — это неисчерпаемый для нас рынок! Он самим фактом своего существования подсказывает нам путь на развитие тесных экономических связей. Ещё не нужно забывать, что в России живут и работают от 800 тысяч до миллиона моих соотечественников. Часть из них имеет в России свой бизнес, другие приехали на временные заработки и остались здесь на годы, часть приняла российское гражданство. Но главное — это наши традиционные многовековые связи. Грузия — это православная страна. Мы с русскими единоверцы по православной вере и связаны с Россией многовековой историей и культурой.

Поэтому я настроен оптимистично. Есть большая инерция негатива в наших отношениях последних лет, есть большие преграды на пути восстановления отношений, но они преодолимы. Я уверен, что наши страны рано или поздно восстановят добрососедские взаимоотношения.

Саакашвили рассчитывать в Грузии не на что

— В Грузии скоро президентские выборы, на которые Саакашвили пытается продвинуть своих людей. Человек находится под уголовным преследованием, взял другое гражданство, но тем не менее пользуется популярностью. Почему?

— Число его сторонников не так велико. Есть небольшая часть населения, которая за счет льгот и преференций при нем жила неплохо. Есть люди, которые заражены, как и он, пещерным национализмом. Есть недовольные политикой нынешних властей, которые готовы проголосовать за выдвиженца Саакашвили просто из чувства протеста. Но основная часть населения его всё-таки не поддерживает. Этот человек громогласно объявил об отказе от грузинского гражданства, чтобы стать губернатором на Украине, и метил в президенты этой страны. Он перед телекамерами всем доказывал, что он украинец. Как после этого он может претендовать на то, чтобы возглавить Грузию? Поэтому я уверен, что кандидат от партии Саакашвили не выиграет выборы.

— Вы 23 года в политической эмиграции. Надеетесь ли вернуться домой?

— В 1995 году власти Шеварднадзе по политически мотивированному надуманному предлогу объявили меня через Интерпол в международный розыск.

В марте 2016 года Генеральный секретариат Интерпола рассмотрел представленные моими адвокатами материалы о моём незаконном преследовании на протяжении 21 года по политическим мотивам и принял решение о снятии меня с международного розыска, о чём были оповещены все 190 государств-членов Интерпола.

Теперь я хочу восстановить справедливость и на родине. Мои адвокаты в 2015 году инициировали судебный процесс, сейчас мы ждём решения суда. Хочу верить, что в самом недалёком будущем я смогу побывать на могиле отца, которого в 2009 году похоронили без меня, побывать на могилах моих родных и близких, моих друзей и соратников, большое число которых за эти 23 года, к великому моему сожалению, я потерял. Надеюсь, что вернусь на родину.

http://www.aif.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here