Карабахский конфликт: страшная трагедия для азербайджанцев и армян

0
171

Усиление этнического сепаратизма эксперты считают одним из основных факторов, негативно влияющих на обеспечение региональной и международной безопасности.

Ярким тому примером на постсоветском пространстве уже почти три десятилетия остается конфликт вокруг Нагорного Карабаха. Изначально конфликт между Арменией и Азербайджаном был искусственно спровоцирован извне, причем рычаги давления на ситуацию находились в разных руках, которым противостояние было необходимо сначала для развала СССР, а потом для прихода к власти карабахского клана. Кроме того, разгорающийся конфликт сыграл на руку тем крупным игрокам, которые намеревались упрочить свое присутствие в регионе. И, наконец, противостояние позволяло давить на Баку для заключения с ним более выгодных нефтяных контрактов. По разработанному сценарию, события начались в НКАО и в Ереване – азербайджанцев увольняли с работы, и люди были вынуждены уезжать в Азербайджан. Затем начались погромы в армянских кварталах Сумгаита и в Баку, который, к слову, был самым интернациональным городом Закавказья.

Политолог Сергей Кургинян рассказывал, что когда зверски убивали армян вначале в Сумгаите, издеваясь над ними и совершая некие ритуальные действия, то делали это не азербайджанцы, а люди со стороны, нанятые представители международных частных структур. «Мы этих представителей знаем по именам, знаем, к каким структурам они принадлежали тогда, к каким структурам они принадлежат теперь. Эти люди убивали армян, подключали к этому делу азербайджанцев, потом убивали азербайджанцев, подключали к этому делу армян. Потом сталкивали армян и азербайджанцев, и начиналась эта управляемая напряженность. Мы это все видели, мы видели, что за этим стоит», — рассказывало политолог.

По данным Кургиняна, в то время «не имеющие никакого к этому отношения демакратоидные и либероидные мифы уже воспринимались как истина в последней инстанции, как нечто самоочевидное, как нечто абсолютно правильное, они уже управляли сознанием. Все эти вирусы уже вгрызались в сознание, и толпы бежали в нужном направлении, в направлении к собственному концу, к собственной беде, к собственному предельному неблагополучию, в котором они и оказались в последствии». Позднее такая тактика была использована для разжигания и других конфликтов.

Пути урегулирования конфликта ищет обозреватель «Вестника Кавказа» Мамикон Бабаян.

Карабахская война стала одной из самых кровопролитных на постсоветском пространстве. Народы близкими языками и культурой, веками жившие рядом, оказались разделены на два враждующих лагеря. За многолетний период конфликта погибло более 18 тысяч человек, и эта цифра постоянно растет.

Население с обеих сторон живет в постоянным напряжении в связи с частыми перестрелками, и опасность возобновления крупномасштабный войны сохраняется до сих пор. Причем речь идет не только о войне с применением огнестрельного оружия. Конфликт проявляется в разделе общего исторического и культурного наследия, в том числе национальной музыки, архитектуры, литературы, кухни.

С момента заключения перемирия в Карабахе прошло уже 25 лет, и азербайджанскому руководству с каждым годом все труднее и труднее объяснять своему обществу, по какой причине самая богатая страна региона продолжает испытывать трудности в решении вопроса восстановления территориальной целостности. Сегодня в регионе разворачивается настоящая информационная война. Хотя полномасштабные военные действия уже не ведутся (за исключением эскалации в апреле 2016), война стала явлением ментальным. Армения и Карабах живут в напряжении, которое поддерживается силами, заинтересованными в дестабилизации региона. Атмосфера милитаризации заметна на примере воспитательных программ школьных и дошкольных учреждений Армении и непризнанной «Нагорно-Карабахской Республики». СМИ не перестают заявлять об угрозе, которую они усматривают в заявлениях азербайджанских политиков.

В Армении карабахский вопрос разделяет общество на два лагеря: тех, кто настаивает на принятии ситуации де-факто без каких-либо уступок, и тех, кто соглашается на необходимость принятия болезненных компромиссов, благодаря которым удастся преодолеть кризисные послевоенные последствия, в том числе экономическую блокаду Армении. Стоит заметить, что ветераны карабахской войны, которые сейчас находятся у власти в Ереване и «НКР», не рассматривают условие сдачи занятых районов. Правящие элиты страны понимают, что попытка передать под прямой контроль Баку хотя бы часть спорных территорий приведет к митингам в армянской столице, а, может, и к гражданскому противостоянию в стране. Тем более, многие ветераны категорически отказываются возвращать «трофейные» территории, которые им удалось отвоевать в 1990-е годы.

Несмотря на очевидный кризис в отношениях, и в Армении, и в Азербайджане существует общее осознание негативных последствий происходящего. До 1987 года мирное сосуществование поддерживалось межнациональными браками. Не может быть и речи о «вечной войне» армян и азербайджанцев, так как за всю историю в самом Карабахе не существовало условий, из-за которых азербайджанское население могло покидать НКАО (Нагорно-Карабахскую автономную область

Между тем, представители армянской диаспоры, которые родились и выросли в Баку не льют негатива на своих друзей и знакомых из Азербайджана. «Народ врагом быть не может», — часто можно услышать из уст старшего поколения азербайджанцев, когда речь идет о Карабахе.

Тем не менее карабахский вопрос остается рычагом давления на Армению и Азербайджан. Проблема накладывает отпечаток на ментальном восприятии армян и азербайджанцев, которые живут за пределами Закавказья, что, в свою очередь, служит поводом для складывания негативного стереотипа взаимоотношений двух народов. Проще говоря, карабахская проблема мешает жить, мешает вплотную заняться проблемами энергетической безопасности региона, а также реализовывать выгодные для всего Закавказья совместные транспортные проекты. Но совершить первый шаг к урегулированию не решается ни одна власть, опасаясь конца своей политической карьеры в случае уступок в карабахском вопросе.

В понимании Баку начало мирного процесса – это конкретные шаги по освобождению части земель, которые в данный момент отторгнуты. Эти территории Азербайджан считает оккупированными, ссылаясь на резолюции Совета безопасности ООН времен карабахской войны 1992-1993 годов. В Армении перспектива возврата земель – крайне болезненная тема. Это связано с вопросом безопасности местного гражданского населения. За послевоенные годы, занятые территории превратились в «пояс безопасности», потому сдача стратегических высот и территорий для армянских полевых командиров немыслима. Но именно после захвата территорий, которые не входили в состав НКАО, произошло самое массовое изгнание мирного населения. Почти 45% азербайджанских беженцев происходят из Агдамского и Физулинского районов, а сам Агдам и сегодня остается городом-призраком.

Чья это территория? Прямо ответить на этот вопрос невозможно, так как археология, памятники архитектуры дают все основания полагать, что и армянское и тюркское присутствие в регионе исчисляется веками. Это общая земля и общий дом многих народов, включая и тех, которые сегодня конфликтуют. Карабах для азербайджанцев — вопрос национальной важности, так как было осуществлено изгнание и отторжение. Карабах для армян — идея борьбы народа за право на землю. В Карабахе сложно найти человека, готового согласиться на возвращение прилегающих территорий, ведь эта тема увязана с вопросом безопасности. В регионе не устранена межнациональная напряженность, преодолев которую будет возможно говорить, что карабахский вопрос в скором времени будет разрешен.

http://vestikavkaza.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here