«Как у Тарантино». Методы гибридной войны России

0
174

Сергей Лойко представил новый документальный фильм о методах гибридной войны России не только против Украины, а против своего народа. Эти методы кажутся слишком невероятными, чтобы быть реальностью. Что общего между взрывами домов в России в конце 1990-х и войной на Донбассе? Почему сами украинцы, включая участников АТО, работают на агрессора? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассказал сам создатель фильма «Гибридная история», российский писатель и журналист Сергей Лойко.

– Наведу короткое описание вашего фильма. Трое участников АТО едут в Москву подзаработать на стройке. Их не смущает, что это Россия и что им посулили тысячу долларов за неделю. Не смущает их и то, что в момент отъезда из Украины их снимают на камеру. Согласно договору с россиянами, один из украинцев по дороге обязан звонить на российские и украинские телефонные номера и зачитывать заранее записанные текст и слышать заранее записанные ответы. В Москве этот же человек, который звонит по этому номеру, бывший участник АТО, согласно этому договору с россиянами, целый день должен посвятить съемкам на мобильный телефон объектов в столице России: аэропорт, вокзал и станция метро. В то же время на российских федеральных каналах так называемые эксперты предупреждают россиян о возможности теракта в России, совершенных украинцами. И только то, что два украинца – потому что один был относительно в курсе – заподозрили, что что-то не так и им удается вернуться в Украину, спасло россиян скорее всего от теракта в крупных городах, а Украину от возможного полномасштабного вторжения России по чеченскому сценарию.

– Я бы добавил, что возможно, это был просто рабочий момент и прорабатывались разные сценарии. Не значит, что должно было состояться вторжение. Но вся эта экспедиция подозрительно происходила накануне крупномасштабных учений России в Беларуси.

– Вы говорили о том, что толчком расследования стал брифинг главы СБУ Василия Грицака в средине августа прошлого года, как раз об этой спецоперации. Грицак представил этих трех украинцев, которые могли стать орудием гибридной войны, как планировалось, совершить теракт в Москве. В Украине это прошло незамеченным. Почему вы это заметили?

– Меня вообще интересует тема гибридной войны, всех этих фейков, которые от невинного вранья могут дойти до повода к войне. Что и должно было произойти, наверное, в нашем случае.

Я стал изучать эту историю, чтобы сделать классный материал на тему, как пропаганда рождает контрпропаганду. Я поверить не мог в эту историю.

Я начал собирать материалы. Поскольку объявили, что Сергей Соколов организатор, а я знал, что он бывший начальник службы информационной безопасности «АТОЛ». Хотя его всегда представляли как начальника охраны погибшего Бориса Березовского.

Информационная безопасность – это было время, когда олигархи вели войны друг с другом и планировали посадить на царство своего кандидата в Кремле. Тогда и зародились эти корни, методы гибридной войны, чего в истории мира практически не было.

Соколов имеет гигантский опыт манипуляций, изобретательного изображения фейков от пустяков до серьезных вещей. С тех пор, как Березовский перестал существовать как класс, Соколов стал экспертом Федерального информационного центра «Аналитика и безопасность» в котором директором официально был аналитик Руслан Мельченко. Эти двое в течение последних лет основали агентурную сеть в Украине и занимались сооружением всяких фейковых историй, которые неожиданно очень легко появлялись в рейтинговых программах российского телевидения.

Как можно было попасть в программу Андрея Малахова «Пусть говорят»? Она уже не существует, но тогда была самой рейтинговой. Я представить себе не мог, как тут Соколов выступает с фейком про то, что Дениса Вороненкова, бывшего депутата Госдумы России, в Киеве убили гангстеры из Днепра, организованные преступные группы, которые действовали рука об руку со спецслужбами Украины.

Второй фейк ранее был посвящен падению Боинга. На одной из рейтинговых передач появился Соколов с его «сенсационными» находками. Суть дела по Соколову сводилось к тому, что никто не сбивал Боинг. Была взрывчатка, заложенная на борт лайнера западными спецслужбами в аэропорту Амстердама, он даже привел некие доказательства.

Далее была фальшивка, сделанная о том, что в Украине существуют лагеря, где готовят террористов, подрывников, которые должны проникнуть на территорию России и Донбасса, и там совершать массовые диверсии.

– Когда вы почувствовали, что история начала вытанцовываться, что все это невероятное на самом деле реальное, что вы подумали?

– У меня начался страх перед материалом, потому что мы снимали это пять месяцев и чем дальше шли в лес, тем больше было дров. У меня было около ста часов интервью. Сначала я хотел сделать полуторачасовой фильм. Но когда я начал, решил, что буду делать сколько получится.

И то, что получилось, четыре серии, это минимум, который я могу показать, это около 10% собранного материала.

– Вы взяли интервью и комментарии у всех участников фейков, которые муссировались на российских федеральных каналах, у этих же АТОшников. Я посмотрел и у меня впечатление, что они сами не верят, что принимали в этом участие. Хотя с самого начала было понятно, что что-то не так. Как так получилось?

– На уровне исполнителей все это мне напоминает сюжеты братьев Коэнов, Тарантино, когда ощущение жизни у этих людей находится на уровне идиотизма.

Это надо быть абсолютным болваном, чтобы снимать видео аэропорта в Москве, Ленинградского вокзала в Москве и станции метро «Комсомольская» после того, как у тебя в Украине отобрали твой телефон и дали другой с всего тремя номерами. И инструкции, по которым невозможно не понять, что ты не просто поехал заработать деньги. А бригадир из этой троицы все знал и сейчас проходит как свидетель.

– А в чем дело? Это комплекс жертвы или глупость, полное непонимание, что ты творишь?

– Это комбинация всего. Соколов сделал центр своей организации не в Киеве, там ему было бы труднее найти таких людей, а в Каменском. Я не хочу сказать, что там люди хуже или глупее, но там экономическая ситуация хуже, чем в Киеве. И там проще заманить человека небольшими деньгами.

– Очень яркие параллели с событиями прошлого столетия, со второй Чеченской кампанией. Вы каждую серию начинаете с кадров взорванных в России домов. Тогда Владимир Путин пришел к власти. Если тогда было понятно зачем это случилось, то зачем это было сейчас? Какой политический смысл уже пройденного?

– Возможно несколько вариантов. Худший, что за этим действительно стояли спецслужбы и возможно, могло быть взорвано метро, вокзал или какой-то цех.

Я думаю, что это предвыборная кампания, ведь практически все время все эти 18 лет, что Путин находится у власти, террористические акты стали хроническим фоном российской действительности. Каждый раз власти используют эти акты для достижения своих целей. Мы не знаем, кто взорвал дома в Москве в 1999 году, мы можем только догадываться. Но как говорили древние римляне: «Смотри, кто получает от этого выгоду». А выгодно это было той команде, которая приводила Путина к власти. Тогда его рейтинг был 2%, он был ставленником совершенно непопулярного Ельцина, которому народ не доверял и его ставленнику тоже. Нужно было чудовищное злодейство, чтобы поменять ситуацию. И это случилось.

Абсурд этой ситуации вот в чем. В последний день серии взрывов чуть не взорвали дом в Рязани. Бдительные жители увидели, что в подвале находятся подозрительные мешки, местные специалисты определили, что в них гексоген. Эвакуировали всех жителей этого дома, быстро арестовали двух подозреваемых. Они оказались сотрудниками ФСБ, через пару часов после этого задержания на самом верху было объявлено, что это учения, в мешках сахар, а взрыватель – муляж. Но это уже не имело значения, потому что в этот день самолеты бомбили Чечню.

По этому делу о взрыве домов были осуждены двое людей из Северного Кавказа, защитники которых доказывали, что их использовали в темную. Но они были даже не чеченцами, а карачаево-черкесами. А Путин начал войну против Чечни, потому что она бы выглядела победоносной.

Рейтинг Владимира Путина в результате этой маленькой победоносной войны, по крайней мере по телевизору, раздулся аж до 50% и он выиграл выборы.

– Кроме прочего, вы говорили, что этот фильм рассчитан и на российскую аудиторию.

– Конечно, он вообще для всего мира. Он о том, какими методами пользуются люди, которые ведут гибридную войну, казалось бы, лишь против Украины, но также против всего мира и против своего народа.

https://www.radiosvoboda.org

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here