К сутяжничеству не склонен

0
413

На имя адвоката Елизаветы Шак на днях пришло письмо от Владимира Петрова. Молодой человек осужден к двум годам лишения свободы за кражу и неправомерное завладение автомобилем  (ст. 158 и ст. 166 УК РФ). Он привлекается к ответственности не в первый раз, поэтому суд отправил его в исправительную колонию особого режима. Так Владимир оказался в Республике Коми, в городе Ухта, в колонии №8.

Расписка адвокату

«Я, Петров Владимир Геннадьевич 1981 года рождения, находясь в здравом уме пишу данную расписку находясь в учреждении ФКУ ИК-8 по Республике Коми с 30.06.2015 года, когда и начались преследования.

Пишу для того, чтобы после моей смерти винили всю администрацию учреждения, потому как они некорректно ведут с нами, выходцами из Кавказа, доводят до самоубийства.

Эту расписку пишу своему адвокату Шак Елизавете Сергеевне собственноручно, чтобы в случае непонятной ситуации немного прояснить суть дела», говорится в документе, которую Владимир назвал распиской (здесь и далее текст оригинала приводится без изменений). Датирован он 15 февраля 2016 года.

Письмо молодой человек отправил не почтой, а через своего земляка, который недавно освободился. Василий  В. (так его зовут) готов подтвердить каждое слово в жалобе.

Высшая ценность – человек?

Что же происходит в колонии, что подвигло молодого человека писать письмо на восьми страницах?

Владимир жалуется на действие – а вернее, бездействие – администрации колонии №8 по Республике Коми.

Человек и его права, свободы, согласно Конституции РФ, являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод гражданина страны – обязанность государства. А законодательство РФ запрещает любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой или национальной принадлежности, напоминает он в письме.

Однако, по его словам, эти права и свободы не соблюдаются в отношении заключенных в колонии №8: хотя законодательно закреплено, что в местах отбывания наказания осужденные имеют право на вежливое обращение, они не могут подвергаться пыткам, жестокому обращению.

Как пишет Владимир, фактически с его прибытия в ФКУ ИК-8 «со стороны сотрудников персонала учреждения, с участием начальника отдела безопасности и двух граждан в камуфлированной форме и масках спецназа было допущено психологическое воздействие в виде оскорблений с применением физической силы, сопровождающиеся нанесением ударами как руками, так и применением спецсредств – дубинкой. При этом заставляли бежать в помещении штрафных изоляторов. В противном случае повторное применение физической силы».

Всех прибывших этапом поочередно заводили в кабинет, где их заставили оголиться, встать к стене, расставив руки и ноги. В это же время досматривали личные вещи осужденных, задавали вопросы, на которые следовало отвечать четко и громко. Иначе людей били по голове, сопровождая побои «нецензурной бранью в виде оскорблений с уклоном ненависти на национальной почве».

Любая попытка противоречить происходящему сопровождалась физическим воздействием либо психологическим давлением вроде: «Будете в своей России отстаивать свои права. А здесь следует забыть о своих правах, и нужно неотступно выполнять обязанности».

Дальнейшую процедуру досмотра – проверку заднего прохода на наличие спрятанных там наркотиков – Петров требует квалифицировать по ст.132 ч.2, п. «а» УК РФ (насильственные действия сексуального характера,

совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой). «Данное действие произведено уж точно без моего желания и воли», – заявляет заключенный.

Кавказец? Виновен!

По мнению Владимира Петрова, все эти нарушения связаны с тем, что он уроженец Кавказа.

Излишнюю жестокость сотрудники, как он утверждает, проявили еще к одному жителю КБР – некому Аппаеву, которого во время одного из обысков сотрудники, фамилии которых неизвестны, спровоцировали на попытку суицида.

Мужчина, «не желая более терпеть и выслушивать оскорбления, с применением лезвия от бритвенного станка вскрыл себе нижнюю часть  живота, обе руки и шею в двух местах рядом с сонной артерией».

Обыск, конечно, был прекращен, но сотрудники, по словам Петрова, даже не попытались помочь истекающему кровью заключенному – они просто удалились из расположения отряда.

Петров и несколько других осужденных (все – выходцы из Кабардино-Балкарии) доставили товарища в медицинский пункт учреждения, но там им пришлось ждать врача 15-20 минут.

«К нам подходили сотрудники и регистрировали наше местонахождение. При этом высказывали свое мнение относительно того, почему так слабо порезался, нужно было сильнее», – рассказывает заключенный.

«Некого Аппаева, уроженца КБР, во время одного из обысков сотрудники спровоцировали на попытку суицида»

На всех был составлен рапорт о нарушении локального сектора №1. Объяснительные заключенных начальника не устроили. Он «высказал свое недовольство в том, что мы «стадо баранов с гор», которые пытаются отстаивать права людей».

По словам Владимира, в настоящий момент его и других выходцев из Кабардино-Балкарии буквально преследуют, ищут любой повод для водворения их в штрафной изолятор. Аппаев уже был помещен туда с формулировкой «склонен к суициду».

На момент написания письма несколько человек объявили голодовку, чтобы привлечь внимание ко всему происходящему в колонии и инициировать проверку.

Реформа в действии

Реформирование уголовно-исполнительной системы в РФ предполагало повышение качества медицинского обеспечения в учреждениях ФСИН, улучшение условий проживания.

Как пишет Владимир Петров, «осужденным для того, чтобы попасть на прием к медработнику приходится находится на улице по 2-3 часа в режиме ожидания и в более менее благоприятную погоду, и в дождь, и в снег. Если даже удается попасть на прием, то обычно осужденные уходят в отряды без какой-либо медицинской помощи, поскольку отсутствуют медикаменты».

В колонии нет стоматолога, в спальных секциях ужасная антисанитария, стены покрыты грибком, что «усугубляет состояние здоровья осужденных». По утрам у большинства сильный кашель с мокротой.

По словам автора «расписки», в колонии много заболевших туберкулезом, в том числе в открытой форме, и плевритом. Но при этом никаких мер по обеспечению безопасности других осужденных, профилактике заболевания не предпринимается: «Создается обоснованное мнение, что здесь нам намеренно создают такую атмосферу и условия для отбывания наказания, как для уничтожения».

Курс на исправление

Как рассказала КАВПОЛИТу адвокат Елизавета Шак, ее подзащитный Владимир Петров просит поставить в известность уполномоченного по правам человека в РФ и те органы, которые осуществляют надзор над системой ФСИН, о фактах нарушений в колонии №8 в Ухте.

«Уголовно-исполнительный кодекс, Конституция РФ гарантируют права осужденных. И никто не может их нарушать, даже если человек находится за решеткой», – говорит она.

По мнению адвоката, такие нечеловеческие условия, в которых содержится ее подзащитный, и жестокое отношение со стороны сотрудников не могут способствовать исправлению.

«Наоборот, все это вызывает ответную агрессию. Независимо от того, где человек находится – на свободе, в СИЗО, в колонии – его права не могут нарушаться, он остается гражданином РФ. А значит, имеет право на нормальное человеческое отношение.

Владимир Петров преследуется за то, что он уроженец Кавказа, несмотря на то что он русский по национальности

Но Владимир Петров преследуется за то, что он уроженец Кавказа, несмотря на то что он русский по национальности. Но это недопустимо, об этом говорит правовая конвенция, законы, а прежде всего – Конституция РФ», – рассказала она.

Адвокат уже обратилась за помощью в правозащитную организацию «Мемориал», направила обращение в Следственный комитет РФ на имя Бастрыкина, к уполномоченному по правам человека в РФ.

«Надеемся, будет назначена проверка. Владимир Петров приговорен к двум годам лишения свободы, один уже прошел. Я не могу сказать, что по натуре он склочный человек, который все время жалуется, пишет, как любят выражаться в системе ФСИН, «склонен к сутяжничеству». Он этим никогда не отличался.

Если прочитать расписку, видно: он доведен до критического состояния. Я могу это связывать с издевательствами, оскорблениями. Поэтому мы и просим органы, осуществляющие контроль, провести проверку, установить, имеют ли место факты нарушения его прав как гражданина Российской Федерации в колонии», – отметила в беседе Елизавета Шак.

http://kavpolit.com/articles/k_sutjazhnichestvu_ne_sklonen-24759/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here