Геннадий Шмаль: «Ключевая «западная» проблема нашей энергетики – отсутствие длинных дешевых денег»

0
161

Дискриминационная политика со стороны США и их союзников, «зеленая энергетика», чрезмерная финансовая нагрузка на ТЭК и снижение качества новых месторождений – таковы ключевые угрозы российской энергобезопасности, указанные экспертами Минэнерго в новой Доктрине энергетической безопасности РФ. «Вестник Кавказа» побеседовал с президентом Союза нефтегазопромышленников Геннадием Шмалем о величине рисков, создаваемых этими угрозами российской нефтегазовой отрасли.

— Геннадий Иосифович, насколько серьезной остается на сегодняшний день угроза со стороны Запада?

— Если говорить по-крупному, то наша энергетика в целом и нефтегазовый комплекс в частности очень мало зависят от иностранных компаний, несмотря на санкции, которым в марте исполнилось уже 4 года. Наш нефтегазовый комплекс работает устойчиво, даже с определенным ростом по добыче. Конечно, из-за соглашения ОПЕК+ мы в прошлом году остановились на том же уровне, что был в 2016 году, но все годы до того у нас был рост добычи нефти, как и газа. Кстати, в последнее время природа явно на нашей стороне: и в прошлом году, и в этом зимы в Европе довольно жесткие, потребность в газе там высокая, и потому европейцы поняли, что без российского газа прожить просто не могут. Поэтому в прошлом году у нас был рекорд по экспорту газа в Европу – 193 млрд куб м, а в этом году за зимний период новый рекорд. Все те политики, которые постоянно выступают против России и российского газа, как только их подморозило, тут же сняли ограничения по загрузке газопровода OPAL – если прежде «Газпрому» позволялось загрузить только 50% трубы, то теперь 90%. Холод, как и голод, не тетка, и он заставил этих людей принимать решения не только политические, но и социальные и экономические. Я убежден, что и дальше картина сохранится примерно такая же, Европа по-прежнему будет нуждаться в нашем газе.

— В чем сегодня российская энергетика ощущает неудобства из-за ограничения контактов с Западом?

— Прежде всего, это отсутствие доступа к технологиям, связанным с добычей трудноизвлекаемых запасов на шельфе. Сейчас мы на шельфе добываем не так много, и острой необходимости в этом пока нет, но, тем не менее, заниматься разведкой и поиском месторождений необходимо, и в этом нам мешают санкции. Но ключевая проблема – это отсутствие доступа к сравнительно недорогим и длинным деньгам европейских банков. Беспокойство вызывает не текущая ситуация, на ней это пока не сказывается, а перспектива, в которой пока не видно источников длинных денег. Даже в лучшие годы, когда нам чуть ли не с неба падали нефтяные и газовые доллары, к сожалению, мы не смогли создать нормально действующую, хорошую банковскую систему. Сейчас российские банки предлагают нашим организациям кредиты на 2-3 года под 15% годовых, но это же очень дорого. Все нефтегазовые объекты капиталоемкие и имеют большой срок окупаемости, то есть три года, за которые нужно вернуть такой кредит, – это нисколько, за это время даже проект не будет сделан.

Длинные дешевые деньги нужны отрасли очень остро, и их отсутствие из-за западных санкций означает, что здесь и сейчас мы не бурим скважины, которые начнут давать нефть и газ через несколько лет. Нельзя сидеть сложа руки, надо искать выходы и находить вложения, что мы и делаем, а многие иностранные компании понимают наш интерес и ищут пути, как обойти санкции. Работа идет, и я считаю, что вопрос даже не в этом, а в низком уровне управления внутри страны: финансирование многих объектов задерживается или идет не так, как надо, а многие вопросы решаются очень медленно и плохо – там, где можно решить за месяц, в России решают годами, Госдумой принимаются совершенно непродуманные законы, и это часто мешает больше, чем любые зарубежные противники.

— Чем, в свою очередь, «зеленая энергетика» способна навредить российской энергобезопасности?

— Я вижу здесь всего одну угрозу – перекос в сторону увлечения новыми, дорогими и неотработанными «зелеными» технологиями в ущерб традиционным. Пока что эти экзотические виды энергии весьма дорогостоящие, и позволить себе тратить на них в 1,5-2 раза больше средств, чем на энергию, получаемую из угля и газа, могут лишь богатые страны, как Германия или США. Я убежден, что до конца XXI века газ, нефть и уголь будут основными источниками энергии, а «зеленая энергетика» достигнет доли в 12-15%. Гидроэнергетика и атомная энергетика, разумеется, будут развиваться, но нефть и газ останутся востребованными, и спрос на них продолжит расти.

Когда мы говорим сегодня о том, куда необходимо вкладывать деньги, мы признаем, что заниматься «зеленой энергетикой» надо, у нее есть какие-никакие перспективы, но делать это в ущерб традиционным источникам энергии неправильно. Мы недавно обсуждали в Торгово-промышленной палате вопросы, связанные с тепловой энергетикой, и пришли к выводу, что если мы не сможем решить вопросы, связанные с реконструкцией наших тепловых магистралей, то тепловая энергетика России может оказаться в очень серьезном положении. Любители экзотики пусть занимаются ветром и солнцем, приливами и отливами, но во всероссийском масштабе сейчас необходимо работать над более важными проблемами.

http://vestikavkaza.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here