Габриель Абад Фернандес: Колледж UWC Dilijan должен еще больше «раскрыться»

0
57

Эксклюзивное интервью Медиамакс с директором колледжа UWC Dilijan Габриелем Абад Фернандесем 

— В этом году Вы оставили работу в Сингапуре и переехали в Армению. У вас, вероятно, были разные причины, чтобы выбрать нашу страну и колледж UWC Дилижан. Расскажите, пожалуйста, о главных мотивах?

— Первая причина — это видение колледжа UWC Дилижан. UWC – больше, чем просто школа. Вы первыми инициировали приход международной общеобразовательной школы на Кавказ. Теперь у студентов появилась возможность исследовать Кавказ, Армению, Дилижан, Тавуш.

Дилижан, который когда-то был частью Шелкового пути и находится на перекрестке культур, меня просто восхищает. Сейчас у нас даже есть ирландский паб в Дилижане! В городе растет число детей, которые стремятся выучить английский, чтобы принимать участие в мероприятиях колледжа. Это и есть концепция колледжа UWC Дилижан, и она была очень привлекательной для меня.

Армения – фантастическая страна. Несколько лет назад я присутствовал на открытии колледжа UWC Дилижан. Тогда я был директором школы UWC в Сингапуре. Здесь я обнаружил очень глубокую средиземноморскую связь с моей родной Испанией. Да, у Армении нет выхода к морю, однако благодаря семейным ценностям, отношению к дружбе, привычке разделять кофе с родными и друзьями, я чувствую себя здесь как дома. Хотя язык и культура тоже чрезвычайно разные, тем не менее, я чувствую какую-то связь.

Если я отращу бороду, то стану похожим на армянина. Только посмотрите на мой нос, на мои темные волосы. Мне только не хватает черного пиджака, чтобы накинуть его на плечи – и тогда я почти не буду отличаться от армянина. В Азии мне бы это никогда не удалось (смеется – Медиамакс).

Если же говорить серьезно, то я верю в образование, в создание мостов между культурами и людьми. Я открыл для себя сеть UWC 17 лет назад. Мне нравилось то, что я делал в Сингапуре, но настало время попробовать что-то другое.

— Получается, UWC Дилижан для Вас — не только образовательный проект, но и возможность добиваться изменений в масштабе Армении и региона? 

— Да, и есть разные способы для достижения этого. Один из них – прямые и косвенные рабочие места, которые появились благодаря школе. Они действительно необходимы в Дилижане. Можете представить, как мы влияем на жизнь фермера, когда говорим, что хотим подписать с ним договор о поставках 700 яиц каждый день? Изменения начинаются с такого, кажущегося элементарным уровня.

Или — культурное влияние. Представляю, что местные жители спрашивали: «Что здесь происходит?», когда в Дилижан приехали первые иностранные студенты. В этом году наши студенты, изучающие искусство, инициировали Дилижанский фестиваль искусств. Он проходил в городе: в амфитеатре и на других площадках под открытым небом. Это был очень красивый проект.

Иногда, образование становится оправданием для создания «маленьких островков», которые действуют в закрытом пространстве, куда посторонним вход запрещен. Мне нравится, что в основе концепции UWC Дилижан лежит обратный подход. Мы открыты, мы втягиваем в нашу деятельность людей, в том числе — директоров и учителей местных школ. Мы хотим, чтобы они приобрели у нас навыки, которые могли бы применить в своих школах.

— Вас удовлетворяет уровень сотрудничества между колледжем и местной общиной? Есть ли у вас идеи для его расширения? 

— Немало красивых инициатив уже реализовано. Например, совсем недавно мы провели Зимнюю ярмарку. Казалось бы, зачем школе проводить Зимнюю ярмарку? Потом, что это стало прекрасной возможностью представить свою продукцию и поедлиться опытом для более чем 50 мастеров, владельцев ресторанов и частных предпринимателей.

Еще многое предстоит сделать. Сейчас мы не преподаем армянский, а я бы очень хотел, чтобы все новые члены сообщества колледжа знали армянский на элементарном уровне. Я сам учу армянский и уже могу сказать свое имя, представиться в качестве директора школы UWC Дилижан. На данный момент у нас пока есть языковой барьер. Когда он будет в какой-то степени преодолен, процесс пройдет более гладко.

Мы уже рассматриваем возможности создания вводного курса армянского языка, которым в какой-то момент воспользуются все новые члены школы. Это важно — если ты можешь хотя бы представиться на армянском языке, то откроешь себе дорогу к дальнейшим действиям. Это как в футболе: имея минимальные навыки коммуникации, ты можешь общаться с друзьями по команде, а затем на первое место выходит язык футбола. И только так ты можешь полноценно играть.

— Вы работали в разных школах. Каковы основные особенности сети UWC?

— Многие школы отличаются интернациональным составом учащихся, но когда мы анализируем их образовательные модели, выясняется, что школы монокультурны и, по сути, являются американскими или французскими. И ученики, независимо от своей национальной принадлежности, учатся по образовательной модели определенной страны.

UWC выделяется своим разнообразием в выборе как учителей, так и студентов. Колледж UWC Дилижан насчитывает 218 студентов из 77 стран. Мы считаем, что не должно быть «золотых стандартов», согласно которым все должны говорить либо на британском, либо на американском английском. Важно учиться друг у друга и искать точки соприкосновения культур.

Мир изменился. Когда прогуливаешься по Еревану, встречаешь людей из разных уголков мира. Можно найти испанские магазины, итальянские рестораны. Главная особенность UWC – способность «перемещаться» по разным культурам, сохраняя свою идентичность. Именно в этом главная разница между UWC и другими школами.

— Мы говорим с вами в конце декабря, когда все подводят итоги уходящего года и составляют планы на следующий. Что вы считаете своими основными задачами на 2019 год? 

— Прежде всего, мы думаем о том, как лучше заботиться о наших студентах. Их разнообразие, конечно, является большим богатством, которое, однако, имеет свою цену. У всех разные ожидания. Представьте только – студенты из 77 стран! Вы можете им предложить что-то, а они скажут: «я вегетарианец», « я сыроед», «я привык питаться иначе». И это только один маленький пример. Есть разные ожидания относительно конфиденциальности, доступности, увлечений.

Мы также думаем над тем, как улучшить языковую среду. Мы приветствуем желание учеников развивать свой родной язык, а не просто отложить его в сторону, перейти на английский и потерять часть своей идентичности. Это очень важно. Хочу процитировать слова Ганди: «Хочу открыть все окна, чтобы впустить ветра, но я не позволю, чтобы ветер свалил меня с ног».

Что касается Дилижана, то мы продолжим стремиться вовлекать регион и город к деятельности колледжа и наоборот. Например, наши студенты учат плавать дилижанских детей, так как у нас есть 25-метровый бассейн. Думаю, мы можем сделать больше, чтобы делать наши возможности доступными для жителей Дилижана. Это нелегко. Иногда, сидя в своем офисе, я замечаю посетителей, которые приходят к нам и выглядят испуганными. Порой они боятся трогать наши вещи, и мы должны устранить этот барьер.

— В мире идут большие дебаты о вызовах, стоящих перед образованием. Какие задачи вы выделяете для себя? 

— Многие из нас достигли успеха, поскольку традиционная образовательная система работала достаточно хорошо. Я, например, учился благодаря гранту, любил учиться, исследовать. Но когда я смотрю назад, то понимаю, что многие среди моих сверстников так и не смогли воспользоваться возможностью учиться. Нельсон Мандела говорил, что «образование – это самое мощное оружие, с помощью которого можно изменить мир». Если мы хотим достичь этого, мы должны быть уверены, что наше образование достаточно разнообразно, что у него разные корни. Это позволяет нам использовать сильные стороны людей, вместо того, чтобы пытаться менять их.

Людям всегда нужно давать возможность исследовать свои увлечения, творить, пробовать разное. Иногда вы знаете свои возможности, а иногда – нет. Не попробовав, вы не сможете распознать свое сильнейшее увлечение.

В мире образования еще не хорошо осознали тот факт, что Google и Appleотныне не требуют образовательной степени, нанимая людей. Они говорят, что степень — всего лишь валюта, которая в то же время равнозначна тому, насколько хорошо ты умеешь что-либо делать. Например, если я знаю 14-летнего румынского мальчика, который хорошо пишет код, у меня даже нет необходимости приезжать к нему. Он может и дальше жить в Румынии, главное, чтобы он вовремя отправлял коды в Калифорнию. Это меняют всю нашу рабочую систему.

Как мы будем готовить школы? Как мы можем убедиться в том, что наши ученики смогут стать частью этого? 

Если ученик придет в школу и скажет, что желает создавать приложения для телефонов, в большинстве школ ему скажут: «Очень хорошо, учи математику и физику, приобрети компьютерные знания, потом ты должен пойти в университет, получить степень  в компьютерных науках, и только потом ты сможешь заниматься этим». А в реальной жизни есть дети, которые пишут код без всего этого. Это сложный вызов. И мы должны принять, что такой индустриальный образовательный подход не работает в постиндустриальном обществе.

Будут люди, которые достигнут успеха традиционным путем: школа, университет и т.д. Но рядом с ними будут жить люди, которые, окончив среднюю школу, будут самостоятельно развивать свои навыки. Мы должны сломать стереотип о том, что успешным может быть только тот человек, который ходит в школу, потом – в университет, получает научную степень, а потом находит хорошую работу.

В действительности, если мы все будем делать то же самое, у общества будут огромные пробелы. Представьте, например, если бы мы все были врачами (смеется – Медиамакс). Мы нуждаемся во всех профессиях: в программистах, медсестрах, в людях, у которых есть бизнес-опыт и которые знают, например, как руководить больницей.

Мне кажется, нам нужно быть более открытыми. Будет справедливо отметить, что образовательная система иногда переоценивает ту модель, в которой хорошим учеником считается тот, кто получает хорошие оценки. Оценки – это валюта. Вы можете утверждать, что вы хороший историк, но в действительности окажется, что вы всего лишь хорошо сдаете тесты по истории.

Мы живем в такое время, когда следует задавать глубинные вопросы, чтобы понять, как изменились некоторые слои нашей жизни. Сегодня вы можете спокойно путешествовать по другой стране, если у вас есть приложение Uber, к которому привязана ваша банковская карта. Можете использовать Google Mapsи посещать улицы, название которых вы дажете не можете прочитать. Подобная трансформация еще не произошла в системе образования.

Не думаю, что нужно трансформировать всю систему образования, но должно быть больше возможностей. Уже есть школы, в которых студенты вместе с преподавателями разрабатывают свои учебные программы. Есть школы, которые решили, что процесс оценок будет осуществляться партнерским способом, сравнением оценок и др. Меня воодушевляет то, что в UWC Дилижан мы тоже будем работать в этом направлении.

Мы нацелены добиться результата, используя прототип идеи. Реальность такова, что сегодня школы работают по учебной программе, разработанной 50 лет назад. Полвека назад мир был совершенно другим, и сегодня мы чрезвычайно мало используем возможности онлайн образования.

Мы все учимся онлайн. Например, если у меня дома что-то неисправно, то я могу включить Youtube и посмотреть, как это починить. Получается, что я учусь чему-то совершенно новым способом. Но если бы вместо этого я пошел в школу, то все было бы очень традиционно: открой учебники, сделай упражнения и так далее. Онлайн образование – самое большое изменение. Есть университеты, которые предлагают следить за своими лекциями онлайн, бесплатно. Это очень интересно, свободно и демократично.

Образование должно учитывать финансовые возможности человека. Вот почему мы делаем столько инвестиций в образовательные гранты для студентов. Вы работаете, представляете собой ценность, у вас есть идеи и потенциал, а мы, в свою очередь, готовы содействовать вам, чтобы вы смогли расти.

С Габриелем Абад Фернандесем беседовал Ара Тадевосян

Фотографии: Эмин Аристакесян

https://www.mediamax.am

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here