Ашраф Гейбатов: «У меня планетарное мышление, при этом я антиамериканист»

0
125

Сегодня в атриуме нового корпуса МГИМО при поддержке Азербайджанской молодежной организации России и Азербайджанского клуба МГИМО открылась выставка «Воспоминание и размышление» члена федерации художников ЮНЕСКО Ашрафа Гейбатова, который ответил на вопросы «Вестника Кавказа».

— Как возникла идея проведения вашей выставки в МГИМО?

— Я бывший москвич, хотя бывших бакинцев или бывших москвичей не бывает. В 1980 году после института я приехал из Баку на Московскую Олимпиаду – мне повезло участвовать в ее художественном оформлении. В декабре 1981 года при организационной поддержке нашего нынешнего президента, а тогда студента МГИМО Ильхама Алиева состоялась моя первая выставка в старом здании института на «Парке Культуры». Спустя тридцать с лишним лет мне предложили провести выставку уже в новом здании, чему я очень рад. Для меня большая честь и ответственность представлять свои работы, будучи уже сложившимся художником. Здесь представлено 35 работ разных периодов. Всего у меня около 20 периодов. Название выставки «Воспоминания и размышления» — философское. Я стараюсь как художник не выпячивать свое я, а делать философские композиции, где зрители могут уже сами что-то додумать.

— Но тем не менее есть ли какой-то посыл, который вы хотите адресовать своему зрителю?

— Когда-то Чингиз Айтматов, с которым я дружил, писал, что творчество Гейбатова находится где-то между Востоком и Западом. У меня глубоко национальные корни, но европейская художественная пластика. Последние мои работы связаны с теми событиями, которые происходят в мире. Чингиз Айтматов дал мне планетарное понимание того, что происходит в мире. Я уже не узконациональный художник. У меня есть работы в Совете Европы, в ООН. Это общечеловеческие композиции, метаморфозы XXI века, апокалипсис XX века, диалог культур…

— Миротворческий посыл?

— Да. Я даже получил диплом Посла мира за антитеррористическое панно, посвященное событиям в США 11 сентября. Я также получил благодарность от мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга. Сейчас я живу в Берлине, поэтому было много выставок в Фонде Конрада Аденауэра, в Сенате Берлина. Я также написал большие панно на национальную азербайджанскую тематику, посвященные событиям Черного января, Ходжалинской трагедии. В этом году отмечается столетие Азербайджанской демократической республики, и я готовлю большую выставку, которая пройдет, возможно в Бундестаге. А осенью будет выставка в Рабате.

— В Марокко какая тематика?

— Я очень люблю эту страну, как и Индию, где я был ни один раз. На выставке в Рабате будет представлена как марокканская серия, так и азербайджанские пейзажи.

— Вы имеете возможность сравнивать, поскольку живете на три страны: если говорить о Германии, России и Азербайджане, то насколько сегодня искусство востребовано?

— Оно не востребовано. Мы живем в материальном мире. Востребован хлеб, востребовано зрелище, а искусство и культура — для тех, кто к этому тянется, кому это нужно, у кого есть в этом потребность. Но так как в мире очень много нищеты, ненависти, ведутся войны, то людям просто не до культуры, не до искусства. Красота спасет мир или погубит его. Как художник я стараюсь делать то, что умею. Когда мы покидаем этот мир, после нас должно остаться что-то достойное.

—  Обычно вы работаете над одной вещью или можете делать сразу несколько?

— Недавно закончил одну большую композицию для Совета Европы… Обычно я работаю сразу над серией картин. У меня все время на столе краски, бумага. Прихожу и что-то делаю. Я очень счастлив, что учился в Тбилисской академии. На меня большое влияние оказал грузинский художник Николай Игнатов. Первая моя выставка проходила в МГИМО, вторая в Академии МВД СССР. Я работал с самыми лучшими советскими монументалистами – это Никонов, братья Неклюдовы. Я получил хорошую школу, и считаю, что главное — профессионализм.

— Как отразилась тема Олимпиады на вашем творчестве?

— При оформлении Московской Олимпиады 1980 года я работал в бригаде Зураба Церетели. Американцы ту Олимпиаду бойкотировали, но я был очень счастлив оказаться на трибуне. Когда олимпийский Мишка поднимался вверх на шарах, мы все прослезились. Там в рамках культурной программы, реализуемой по линии московского Комсомола, мы ипознакомились со студентами МГИМО…

— Вы следите за оформлением других Олимпиад?

— Естественно. Я же монументалист. Это моя профессия — делать росписи, мозаики, фигурные композиции. У меня планетарное мышление. Я не хочу писать только цветы или женщин. Надо быть в духе времени. Я очень переживаю за то, что творится сегодня в мире. Идет информационная война, горячие войны, борьба за рынки. Те, кто развязывают эти войны, прикрываются демократией. Я антиамериканист. Я даже за их счет не хочу в Америку ехать, потому что знаю, что творят англосаксы.

Я очень уважаю профессора [историка, обществоведа, публициста, социолога] Андрея Ильича Фурсова. Я работаю под его лекции. Ставлю записи его лекций и 10-15 часов работаю. Фактически он меня и сформировал.

http://vestikavkaza.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here