Андрей Бакланов: «Создание курдского государства совершенно исключено»

0
214

С начала года с новой, особенной остротой поднялся курдский вопрос, в первую очередь, из-за попыток США усилить свое присутствие на Ближнем Востоке через военную поддержку курдских сил на севере Сирии.

Действия Вашингтона спровоцировали Анкару на организацию новой военной операции «Оливковая ветвь», целью которой было объявлено уничтожение террористического коридора в районе Африна и других населенных преимущественно курдами сирийских и иракских земель. О том, какова ситуация с курдским вопросом в настоящее время, «Вестник Кавказа» побеседовал с заместителем председателя Ассоциации российских дипломатов Андреем Баклановым.

— Андрей Глебович, по вашей оценке, каковы сегодня устремления и цели курдских политических активистов на Ближнем Востоке? Можно ли говорить о том, что курды представляют собой межгосударственное этнополитическое единство?

— Специфика нынешнего момента заключается в том, что, по убеждению ряда лидеров курдского национального движения, у них сейчас есть уникальный шанс на создание собственного государства, и его обязательно нужно использовать. Они чувствуют, что их роль в разгроме осужденной международным сообществом и запрещенной в РФ террористической структуры ИГИЛ была очень высока, ведь они представляли собой наиболее подготовленную и боевую часть сил, которые в северных районах Сирии и на некоторых других территориях сражались против боевиков. Поэтому они считают, что их заслуги должны быть должным образом оценены международным сообществом и создавать более благоприятные условия для решения вопроса о строительстве их национального дома, независимого государства.

Их настроения усиливает то, что сейчас ослаблены все арабские государства, а Иран находится в сложном положении, так как до конца не урегулирован вопрос о санкциях и вхождении его в международное сообщество. То есть те страны, где курды находятся в качестве меньшинства, по оценке лидеров курдского национального движения, слабы, и в этом они тоже видят возможность более жестко и определенно поставить вопрос о решении проблемы национального очага в виде самостоятельного государства.

— Как эту новую постановку курдского вопроса оценивают в странах их проживания – Турции, Ираке, Иране и Сирии?

— Стремления курдов наталкиваются на отторжение всех тех стран, которые имеют курдское меньшинство, так как никто не согласен с тем, чтобы на их территории и за их счет создавалось независимое курдское государство. Наиболее жесткую позицию занимает Турция, где курды составляют примерно пятую часть населения. В Ираке считают, что у курдов и так достаточный уровень автономии. В Иране выступают вообще против этого вопроса, так как для Тегерана курды являются частью иранского народа, которой предоставлены все гражданские права. Сирийское руководство, в свою очередь, исходит из того, что, если правильно и сбалансировано построить жизнь на демократических основах, то все национальности в стране, включая курдов, будут себя уютно чувствовать. Поэтому, когда были зондажные подходы к сирийскому руководству 2-3 года назад, Дамаск выступил против предоставления курдам даже широкой автономии внутри государства, поскольку считает, что курдский вопрос, как и все другие вопросы – национальные, этнические или религиозные – должны решаться путем совершенствования общего государства.

— Как в связи с этим относятся Иран и Ирак к турецкой «Оливковой ветви» в Африне?

— В дополнение к тем базисным проблемам, которые существуют, здесь добавились вопросы, связанные с военными действиями и антитеррористической составляющей решения сирийского кризиса в последние годы. То есть произошло наслоение новых проблем на старые, что только создало дополнительные трудности. При оценке «Оливковой ветви» необходимо учитывать и озабоченность Турции безопасностью ее границ, и озабоченности соседних стран, и, конечно, потребность в ясных гарантиях комфортного проживания курдов на своих территориях. Как это сделать – пока сложно предвидеть до проведения дополнительных исследований и активности политиков, которые должны предлагать какие-то развязочные механизмы. Конечно, на первом этапе надо как-то решить вопрос о том, чтобы ситуация не нагнеталась за счет силовых акций.

— Каковы возможные выходы из сложившейся ситуации?

— Курдская специфика, что особенно характерно для Сирии, заключается в том, что в тех районах, которые они исторически считают своими, нет этнического преобладания курдов, там существует чересполосица этносов: где-то больше живет курдов, где-то больше арабов. А это означает, что создание государства курдов создаст другую проблему: уже внутри него возникнет вопрос этнических меньшинств арабов. Поэтому-то сирийское руководство и считает, что решать проблему более основательно и демократично, в реалиях XXI века. Таким образом, несмотря на появившиеся возможности постановки вопроса о курдском государстве, действительных условий для этого не создано, в то время как энергичное продвижение этого лозунга может привести к очень опасным региональным последствиям. Организовать государство из одних курдов не удастся, это совершенно исключенная вещь, так что наиболее разумным видится поиск неких переговорных форматов.

Возможно, получится изобрести некий эвристический путь для сохранения территориальной целостности существующих государств и удовлетворения потребностей курдов в более значимом статусе. Я бы привел в качестве примера танзанийский вариант, где исторически существуют две части – Танганьика с африканским населением суахили и арабизированный Занзибар. Меньший по территории Занзибар соединился с более крупной Танганьикой в Танзанию, и государство существует в таком виде и сейчас благодаря непропорционально большому представительству Занзибара в национальном руководстве. Занзибарцы не только решают основные задачи у себя на острове, но и работают в центральном правительстве, загранучреждениях и силовых структурах, в частности, представитель Занзибара является генеральным секретарем Организации африканского единства. Такой вариант вполне применим к урегулированию курдского вопроса при соответствующей подготовке.

— По каким причинам курдов поддерживают США и в каких странах они получают наибольшую американскую поддержку?

— Я думаю, что США поддерживают курдов исключительно по конъюнктурным соображениям: сейчас Вашингтон оказался оттеснен от решения узловых вопросов в Сирии, его значение резко уменьшилось и в сопредельном Ираке, а позиция по Ирану выглядит просто нелогично. Из-за этого Штаты ищут варианты и возможности вклиниться в расстановку сил и вновь стать важной стороной развития событий. Первоначально они планировали сделать это на более широком географическом масштабе, включая территорию большинства арабских стран, затем сделали акцент на Ирак и Сирию, а теперь их военная активность еще снизилась и охватывает только часть территории этих стран, концентрируясь вокруг проблематики курдов. Я думаю, лучше всего было бы, если бы их влияние вследствие порочности политики и отсутствия конструктивного элемента снизилось еще больше и они отодвинулись от решения проблематики курдов. Участие США в конфликтах любого уровня, как мы хорошо знаем, ни к чему хорошему не приводит, и от их «добрых услуг» ни сами курды не выиграют, ни другие народы.

— Какова российская позиция по курдскому вопросу?

— Российская позиция сдержанная, она основана на желании учитывать законные и понятные озабоченности всех участников этого затяжного конфликта, порожденного системой колониализма. Мы не хотим быть на чьей-то отдельной стороне, но мы призываем, к тому, чтобы стороны отказались от попыток продвинуть свою линию за счет других и перешли от военного противостояния и вспышек военных действий к поискам такого формата переговоров, где голос каждого из участников был бы услышан на равных. Пока таких форматов нет, но их необходимо создавать, иначе эту проблему не решить.

http://vestikavkaza.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here