Амбивалентная политика Евросоюза на Южном Кавказе

0
80

24 ноября в Брюсселе должен пройти очередной саммит «Восточного партнерства» – действующей с 2009 года интеграционной программы ЕС, нацеленной на укрепление связей с Арменией, Азербайджаном, Белоруссией, Грузией, Молдавией и Украиной.

Инициированное в свое время Польшей и Швецией «Восточное партнерство» эксперты в последние годы неоднократно объявляли «мертвым» проектом. Действительно, после провала вильнюсского саммита в 2013 году, казалось, что из-за геополитической конкуренции со стороны России, проект оказался в тупике. Тогда, напомним, сразу два его участника (Армения и Украина) под разными предлогами в последний момент отказались парафировать соглашение об Ассоциации с Евросоюзом.

Азербайджан еще раньше известил европейских партнеров, что предлагаемый формат ассоциации с ЕС ему не интересен, а для Белоруссии этот вопрос не стоял на повестке в принципе. В итоге, в 2013 году соглашение об ассоциации парафировали Молдавия и Грузия. Вильнюсский саммит стал спусковым механизмом, запустившим «евромайдан» на Украине, которая после насильственной смены власти, хоть и подписала ассоциативный договор, однако потеряла контроль над Крымом и Донбассом.

Не прояснилась ситуация и на рижском саммите Восточного партнерства в 2015 году. Тогда наблюдатели сделали акцент на том, что ЕС так и не пошел на либерализацию визового режима с выбравшими прозападный путь Грузией и Украиной, на что серьезно рассчитывали в Тбилиси и Киеве. К слову, Молдавия к тому моменту уже получила безвизовый режим с Европой, однако Кишинев находился в несколько иной ситуации: значительная часть населения и без того обладает румынскими паспортами, что в Брюсселе также понимали и не опасались, что решение о либерализации визового режима вызовет резкое увеличение потока незаконных мигрантов. Армения и Азербайджан на рижском саммите были в «режиме ожидания», поскольку для этих стран отсутствовала ясная повестка.

При этом значение саммита в Риге, как показали последующие события, оказалось центральным для дальнейшего развития «Восточного партнерства». И дело вовсе не в том, что граждане Украины и Грузии, в конечном счете, все же получили право посещать Евросоюз без необходимости оформления визы. (В данный момент ЕС вводит альтернативные ограничения для выходцев из Украины и Грузии, однако эти меры нацелены на пресечение незаконной миграции и едва ли нивелируют положительный политический эффект от либерализации визового режима для правительств двух стран). Важнее другое — в 2015 году был заложен фундамент для индивидуализации подходов Евросоюза к разным членам ″Восточного партнерства″. Очевидно, что в Брюсселе сделали выводы из полученного в 2013 году негативного опыта, и решили предложить каждому из партнеров такой пакет соглашений, который в большей мере стал бы учитывать внутри- и внешнеполитические факторы каждой из стран, и при этом позволил бы Евросоюзу наращивать там свое влияние.

Похоже, что этот поворот в политике «Восточного партнерства» в скором времени может принести первые результаты на Южном Кавказе. Как Армения, так и Азербайджан планируют подписать новые соглашения с ЕС. Переговоры Баку с Брюсселем пока не завершены, и пока еще неясно, насколько успешным будет их завершение. У Армении же ситуация более определенная.

Так, еще в феврале этого года президент Армении Серж Саргсян и председатель Евросовета Дональд Туск объявили о завершении работы над соглашением о всеобъемлющем и расширенном сотрудничестве между Арменией и Евросоюзом. Когда такое соглашение будет подписано – точно неизвестно, но речь идет о самом ближайшем будущем. Другой вопрос – как и в какой степени оно будет имплементировано армянскими властями. Так, например, в рамках соглашения Армения обязуется начать борьбу с монополиями, хотя олигархи-монополисты как раз и составляют костяк армянской власти. Именно они финансируют «предвыборные взятки» армянским избирателям. Мало верится, что власть станет усердно рубить сук, на котором сидит.

Европейцы, в свою очередь, также понимают экономические и политические реалии Армении – европейские посольства и действующие в стране западные фонды, а также финансируемые ими местные НПО предоставляют достаточно подробную информацию о стране. Но Брюссель готов кропотливо работать с армянским обществом на всех уровнях – не только с молодежью, правозащитниками и СМИ, но также и с провластной бизнес-элитой и олигархами. У Европы есть, что им предложить – от дешевых кредитов до новых экспортных возможностей. А «простому народу» Брюссель всегда может предоставить облегченный визовый режим, стипендии для студентов, возможность выехать на сезонную или постоянную работу – механизмов для того, чтобы экономически «подмять» под себя население и элиту такой маленькой и небогатой страны у Европы достаточно. Особенно на фоне экономических проблем России, из-за которых объем денежных переводов живущих и работающих в РФ армян на родину существенно сократился. Если до девальвации рубля доля России в общем объеме частных трансфертов в Армению составляла 80%, то в 2016 году — 58,5%.

Долгосрочная стратегия ЕС заключается в последовательном переориентировании армянской экономики на Европу с целью наращивания собственного политического влияния в этой стране. Очевидно, что европейцев мало интересует незначительный для масштабов европейской экономики армянский рынок. Острой необходимости в армянской продукции на перенасыщенном качественными конкурентными товарами внутриевропейском рынке также не наблюдается. В желании ЕС модернизировать Армению и ее экономику (а именно на это нацелено готовящееся соглашение) просматривается вполне осязаемая геополитическая подоплека. Согласно официальным статистическим данным Армении за первое полугодие 2017 года, около 30% экспорта страны приходится на страны Евросоюза, и только 22% — на ЕАЭС. С повышением удельного веса ЕС среди экспортных направлений Армении неизбежно будет повышаться и его политический вес.

Этим также объясняется и довольно сдержанная позиция Евросоюза в нагорно-карабахском конфликте между Арменией и Азербайджаном. Официальный Баку неоднократно выражал недовольство по поводу различных подходов ЕС по вопросам Абхазии, Южной Осетии, Крыма и Нагорного Карабаха. Если в первых трех случаях Евросоюз говорит исключительно о необходимости восстановления суверенитета и территориальной целостности Грузии и Украины, то в случае с Нагорным Карабахом позиция европейцев более размыта и равноудалена. Причина заключается в том, что Европа (или, в более широком понятии, Запад) стремится, рано или поздно, включить весь Южный Кавказ в зону своего политического и экономического влияния. С Грузией это сделать уже получилось, в то время как Армения и Азербайджан рассматриваются в одной связке. По этой причине Армению и Азербайджан одновременно принимали в Совет Европы. По этой же причине Брюссель не будет отдавать окончательное предпочтение ни одной из сторон конфликта. Впрочем, Евросоюз — далеко не единственный геополитический центр, придерживающийся подобной политики в регионе.

http://vestikavkaza.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here