Алексей Князев: За последние пять лет число контрактников в российской армии увеличилось примерно на 200 тысяч человек

0
97

Константин Чуриков: Несколько минут назад мы проводили опрос: пугает ли вас старость? Теперь впору проводить опрос: пугает ли вас молодость? Шучу.

Оксана Галькевич: Совершеннолетие, да?

Константин Чуриков: Шучу, да. Дело в том, что…

Оксана Галькевич: 18-летие. Во сколько там призывной возраст?

Константин Чуриков: С 18 до 27, ничего не менялось. Но на самом деле пугаться не надо, потому что этой осенью на срочную службу в армию призовут 134 тысячи парней, это почти на 18 тысяч меньше, чем в прошлом году. Об этом на днях рассказали в Генштабе. Вот такое сокращение военные объясняют постоянным ростом числа военнослужащих-контрактников. Пройти срочную службу новобранцы смогут как в обычных подразделениях, так и в специальных, это в том числе научные и спортивные роты. Сейчас призывники чаще всего, кстати, выбирают флот и десантные войска. Это говорят в военкоматах.

Оксана Галькевич: По закону призыв начинается в воскресенье, то есть начался в это воскресенье. Военкоматы заработают с понедельника.

Константин Чуриков: Уже работают.

Оксана Галькевич: Оформить документы для срочки или пройти медицинский осмотр – всегда можно сделать это заранее. По словам врачей, медицинские комиссии отсеивают примерно треть всех молодых людей, чаще всего из-за болезни опорно-двигательного аппарата. Хватает, впрочем, и других проблем.

Павел Меньшиков, терапевт Чертановского военного комиссариата:Бронхиальная астма, язва, это гастриты, с сердцем бывают проблемы, но это поменьше. В основном астма, очень много астмы, аллергия. Чаще стали такие заболевания, как ВИЧ, гепатиты, вот они растут.

Константин Чуриков: Парней, которые полностью годны для службы, после всех проверок отпускают домой. Там они уже собирают вещи по специальному списку. Разрешен, кстати, даже мобильный телефон.

Оксана Галькевич: Ничего себе.

Константин Чуриков: Отправлять первых новобранцев начнут примерно через две недели.

Оксана Галькевич: Ничего себе, оказывается, даже по списку вещи нужно собирать. Вот, уважаемые друзья, сейчас об осеннем призыве в нашей стране и поговорим. В студии у нас настоящий полковник, Алексей Борисович Князев, начальник направления призыва и подготовки граждан к военной службе Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации. Здравствуйте, Алексей Борисович.

Алексей Князев: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Алексей Борисович. Я думаю, что зрители смогут присоединиться. Телефон внизу экрана, там указано, как с нами связаться, вдруг какие-то будут вопросы. Алексей Борисович, всех волнует, я думаю, в широком смысле, и отслуживших, и не отслуживших, волнует вопрос, все-таки к чему мы движемся. Возможна ли ситуация теоретически, при которой будет дальше и дальше сокращаться количество призывников-срочников, и в общем, возможен ли переход на контрактную основу?

Алексей Князев: Безусловно, тенденция увеличения контрактников существует. Последние пять лет их количество в Вооруженных силах Российской Федерации увеличивалось примерно на 200 тысяч человек. Это очень существенное количество. Естественно, пропорционально сокращается и количество граждан, подлежащих призыву на военную службу. Но полностью переход на военную службу по контракту, он не то что нецелесообразен, во-первых, он не соответствует, есть точное законодательство у нас, в соответствии с федеральным законом об обороне предусмотрен именно смешанный способ комплектования Вооруженных сил. Ну и самое главное – нужно готовить и мобилизационные резервы. Естественно, необходимо, чтобы был соответствующий ресурс, который в случае чего можно использовать по назначению при различных осложнениях обстановки.

Оксана Галькевич: Вы когда сказали «безусловно», мы уже так обрадовались. Хотела перевести просто вопрос Константина, такой длинный, словообильный. Он хотел спросить – за восемь лет успеете? У него как раз старший сын школу заканчивает. Но оказывается, что это нецелесообразно.

Алексей Князев: Полностью отказываться от призыва мы не планируем.

Константин Чуриков: Кстати, я даже и не планировал, Оксана. Меня сегодня, знаете, озадачила следующая новость. Во-первых, если серьезно, очень многие ребята из республик Северного Кавказа жалуются на то, что они как раз не могут, им не позволяют служить. Они хотят, но им говорят – нет, свободен. И там какой-то сумасшедший конкурс. Вот сегодня увидел новость о том, что в Ингушетии в этот осенний призыв будет призвано на 100 человек больше, то есть в общей сложности 200 человек от одной республики.

Алексей Князев: Ну, все субъекты Российской Федерации имеют различные задания. Норма определяется причем штабом соответствующего военного округа, в данном случае Южного округа. И при этом, естественно, учитываются и количественные параметры, то есть сколько призывников состоит на учете, и качественные параметры. Допустим, один из качественных параметров, на который в обязательном порядке обращается внимание, – это получение до призыва на военную службу военно-учетной специальности. То есть водитель, допустим, транспортных средств различной категории. Естественно, если призывник, даже будучи в Ингушетии, такую специальность получил, он практически гарантированно будет призван на военную службу. Естественно, мы отбираем лучших, это нормальная тенденция для любого органа – отбирать самых достойных людей. И соответственно, с высшим образованием, со средним профессиональным образованием открывается зеленый свет.

Константин Чуриков: Скажите, пожалуйста, а что происходит с теми людьми, которые не служили без соответствующей на то уважительной, законом предусмотренной причины, и сегодня работают в органах государственной власти, в госкомпаниях. Что с этой историей происходит дальше?

Алексей Князев: С 2014 года вступил в силу федеральный закон № 170 ФЗ, в котором внесены изменения, как в закон о воинской обязанности и военной службе, так и в закон о государственной гражданской, и в закон о муниципальной службе. В соответствии с этим законом, если гражданин достиг 27-летнего возраста, при этом не проходил военную службу без законных на то оснований, то есть не имел отсрочки, не был освобожден от призыва – в этом случае по заключению призывной комиссии, то есть не военного комиссариата, а по заключению призывной комиссии он признается не прошедшим службу без законных оснований. Соответственно, ему вместо военного билета выдается справка, и он лишается права проходить государственную, гражданскую либо муниципальную службу. А если таковую проходит, то подлежит, соответственно, увольнению.

Константин Чуриков: А вот как это работает, мне интересно. Потому что, наверное, многие какие-то, знаете, сыночки, сынки где-то сегодня работают, в тепленьких местечках. И это происходит как, по какому-то сигналу, или это происходит…

Алексей Князев: Военный комиссариат информирует соответствующие организации, где работает данный призывник, о том, что он относится к этой категории лиц. И плюс ко всему, если он вновь поступает, естественно, в любой организации в соответствии с Трудовым кодексом обязаны истребовать у него военный билет. Если он таковой не предъявляет, а предъявляет вместо него справку, соответственно можно сделать вывод.

Оксана Галькевич: Понятно.

Алексей Князев: К какой категории он относится.

Оксана Галькевич: Смотрите, какое пришло сообщение на наш SMS-портал от телезрителя из Ставропольского края. «Заканчиваю университет по специальности «Компьютерная безопасность». Могу ли попасть в научные войска, и как это сделать?»

Алексей Князев: Научных войск нет, есть научные роты.

Оксана Галькевич: Это цитата была.

Алексей Князев: Понятно. Есть научные роты.

Оксана Галькевич: Дословно.

Алексей Князев: Значит, у нас в ходе осеннего призыва будет комплектоваться 12 таких рот, в целом мы планируем порядка 350 человек направить на комплектование этих рот. Но отбор достаточно жесткий. Причем отбор осуществляется изначально на местах, то есть не то, что здесь в центре, где принимается какое-то решение – нет, он сначала начинается с мест. Выезжают представители тех вузов, тех научно-исследовательских организаций, на базе которых развернуты и функционируют эти роты.

Оксана Галькевич: А, то есть все-таки это отдельные вузы?

Алексей Князев: И выезжают они, не просто ездят по военкоматам, они едут конкретно в те военкоматы, вблизи которых работают, действуют соответствующие вузы, работающие в интересах Министерства обороны по интересующей нас тематике. Они причем встречаются и непосредственно с призывниками на базе военкомата, беседуют с ректоратом вузов, деканатом вузов, то есть изучают наклонности, способности этих призывников. И на основании этого и результатов их успеваемости отбирают первоначально кандидатов.

После этого Военно-научный комитет Вооруженных сил анализирует эти результаты, сравнивает с тематикой исследований, которые данная научная рота ведет, и уже отбирает список кандидатов. Но опять же, этот список не окончательный, потому что после этого проводятся мероприятия, связанные с призывом. То есть неизвестно еще, будет ли он здоров, этот гражданин, неизвестно, будет ли он годен к службе в том виде Вооруженных сил, к которому относится данная научная рота. И уже потом окончательно, когда будут результаты, решение о призыве, принимается решение конкретного призывника направить в ту или иную научную роту.

Оксана Галькевич: Простите, просто хочу уточнить. Попадание в научную роту не освобождает от хождения в караул, несения обычной рутины выполнения?

Алексей Князев: Скажем так, в караул они не ходят, но в наряд суточный по той же научной роте они, конечно, ходят. Это не столь часто случается. И один день в неделю у них посвящен общевойсковой подготовке.

Константин Чуриков: Помаршировать придется?

Алексей Князев: В том числе, конечно. Общевойсковая подготовка включает и строевую подготовку, и включает выполнение упражнений стрельб, изучение общевоинских уставов. Как правило, это один раз в неделю. А все остальное время у них посвящается научной деятельности.

Оксана Галькевич: Чтобы служба все-таки медом не казалась.

Алексей Князев: Я хочу сказать, что результаты деятельности научных рот достаточно высокие. Вот я один пример приведу, что у нас порядка 85 уже зарегистрированных свидетельств об изобретениях, и порядка 1000 рационализаторских предложений.

Константин Чуриков: Так, а эти изобретения, надеюсь, секретные? То есть это все по делу они изобретают, а не крякалки, как у меня говорил трудовик в школе? То есть что-то полезное для армии?

Алексей Князев: Это патент на изобретение, это серьезное научное достижение считается.

Константин Чуриков: Самое главное. Смотрите, что нам пишут зрители, собственно, нашей программы, про их мнение. Пишет Оренбургская область: «Телефоны не отбирают у солдат? Не верю». Действительно телефон прямо берешь с собой?

Алексей Князев: Телефон действительно сейчас разрешается брать с собой. Единственное – по прибытию в воинскую часть каждый командир части определяет своим регламентом порядок пользования мобильными телефонами. То есть не везде и не всегда. Есть помещения, скажем так, где запрещено им пользоваться, где обрабатываются режимные какие-то документы. Есть время, когда не положено пользоваться телефоном. Но в соответствии с распорядком дня есть время, когда военнослужащий по призыву всегда может подойти, взять этот телефон, позвонить своим родственникам, пообщаться с ними. И потом так же установленным порядком сдать его на хранение.

Оксана Галькевич: Но есть какие-то срочные нужды, какие-то моменты, которые, так скажем, исключения из правил могут составить?

Алексей Князев: Нет, естественно, если…

Оксана Галькевич: Просто вы сказали, такая формулировка – своим регламентом, несколько смущает. Что это означает?

Алексей Князев: Ну, в карауле пользоваться нельзя.

Оксана Галькевич: Всякий регламент должен быть регламентирован.

Константин Чуриков: Все оттуда на Facebook?

Алексей Князев: Не отвлекаться от выполнения своих обязанностей. В ходе выполнения упражнений стрельб. Ну, есть вполне объяснимые мероприятия, связанные с деятельностью воинской части, когда телефоном пользоваться нельзя.

Оксана Галькевич: Это просто к тому, чтобы это не был личный фактор, знаете – у этого командира можно, а у этого нельзя. А почему? А потому. Я собственно об этом.

Константин Чуриков: Ну, в армии не надо задавать лишних вопросов, как известно. Город Санкт-Петербург нам пишет, Ленобласть, точнее: «В военкомате Выборга проводился психологический тест, который показал, – пишет нам зритель, – что я склонен к суициду. А психиатр сказал, что специально отправит меня в самую плохую часть». Вот вопрос работы медкомиссий и вообще каких-то там противоречий с врачами.

Алексей Князев: Что касается заключений медицинских комиссий, и в итоге на основании которых делается вывод уже призывной комиссией, но сначала муниципального образования, а затем и другого уровня, субъектового, что можно отметить? Во-первых, по состоянию здоровья, кстати, звучала цифра 30% негодных – не совсем она верна. У нас примерно 76,4% призывников годны к военной службе, в том числе с незначительными ограничениями. То есть те, кто может идти служить. Соответственно, их немножко больше.

Что касается конкретных заболеваний, если призывник стремится служить, не согласен с поставленным диагнозом, у него есть право пройти независимую военно-врачебную экспертизу. Кроме того, юридическое значение имеет само решение призывной комиссии. Он вправе оспорить в призывную комиссию субъекта Российской Федерации либо в суд. В этом случае решение комиссии муниципальной приостанавливается до вынесения окончательного решения.

Оксана Галькевич: Смотрите, здесь пишут, такое полушутливое сообщение: «Я думаю, что в армии сейчас макароны дают, как не служить?» К вопросу о том, в свое время ведь было много вопросов потом, как обеспечены, как одеты, как накормлены солдатики. Как вообще сейчас с этим?

Алексей Князев: Я хочу сказать, что в настоящее время, конечно, система вообще всестороннего обеспечения военнослужащих по призыву сделала громадный шаг вперед. То есть сейчас у нас питание осуществляется с элементами шведского стола, есть возможность выбора. Действительно питание и калорийное, и обеспечены необходимыми витаминами. Причем даже если взять этап призыва на военную службу, во-первых, мы ставим призывника в тот же день, в который он прибывает на сборный пункт, на довольствие. Если он убывает в составе воинской команды, значит, он обеспечивается индивидуальным рационом питания в дорогу. Если в составе воинского эшелона следует, в том случае если продолжительность более трех суток, то уже обеспечивается горячим питанием, причем в вагонах-ресторанах.

Константин Чуриков: Ничего себе.

Алексей Князев: То есть у нас не каждый…

Константин Чуриков: А если «Красной стрелой»?

Оксана Галькевич: Костя сразу – возьмите его, господи, пожалуйста.

Алексей Князев: Не каждый гражданин, который следует в поезде, имеет возможность питаться в вагонах-ресторанах. Призывник имеет такую возможность. Что касается бытовых условий – то же самое в воинских частях. Сейчас уже оборудованы подразделения душевыми кабинками, то есть можно в любое время, после наряда, к примеру, сходить принять душ. Стиральными машинками. То есть создаются максимально благоприятные условия для прохождения службы.

Оксана Галькевич: Нормальные человеческие?

Алексей Князев: Да, при убытии со сборного пункта выдается комплект несессеров, то есть предметов личной гигиены. Опять же, не нужно думать, что там купить, взять с собой, все это выдается непосредственно на сборном пункте.

Константин Чуриков: Ну не бритва там, понимаешь, «Браун», но хотя бы какой-то станок.

Оксана Галькевич: Скажите, пожалуйста, вы сказали о том, назвали численность ребят, которые годны к службе, и там такую формулировку – с легкими ограничениями. Вот если есть какие-то легкие ограничения по здоровью, я так понимаю, какой-то особый подход к этим ребятам? Эти легкие ограничения могут превратиться в тяжелые суровые последствия после. Потому что мы понимаем, служба в армии, опять же, это не курорт. Вот как здесь осуществляется, если аллергия, не аллергия, если какие-то…

Алексей Князев: Вопрос понятен. Действительно есть у нас две категории по состоянию здоровья, которые идут служить. Это категория А – годен просто к военной службе, и категория Б, называется «годен к военной службе с незначительными ограничениями». Естественно, каждый вид Вооруженных сил, каждый род войск имеет свою градацию. Плюс к этому еще имеется таблица дополнительных требований. То есть может быть категория годности Б1, Б2, Б3 и так дальше. Естественно, под каждого призывника, мы не можем направить его в тот вид Вооруженных сил, в тот род войск, где более серьезные требования к прохождению службы, более напряженная боевая подготовка, и где состояние здоровья не будет ему позволять выполнять эти обязанности. А что касается этих ограничений, естественно, они учитываются при прохождении службы, учитываются в ходе непосредственно уже работы медицинских подразделений. То есть постоянный контроль осуществляется за состоянием здоровья.

Константин Чуриков: Еще несколько SMS, таких довольно жестких. Республика Дагестан: «Как нам быть, если не берут в армию? Если берут, то просят за это деньги». И я продолжу, Ростовская область: «Обмундирование почему покупает призывник?» – видимо, есть такие случаи. И еще Иркутская область спрашивает вас: «Знаете ли вы, что в городе Кяхте у солдат-контрактников местные бандиты отнимают зарплату? Командиры знают об этом и ничего не делают». Можем вам эти сигналы передать?

Алексей Князев: Да, безусловно. Любая информация, связанная с нарушением закона, и нам можно передать, и это необходимо сразу передавать в правоохранительные органы. У нас есть и в каждом военкомате прямые телефоны Главной военной прокуратуры, куда можно обратиться, в Следственный комитет. Эти факты, с указанием конкретики, естественно, необходимо озвучивать, тут скрывать ничего не нужно.

Оксана Галькевич: Подождите, Алексей Борисович…

Алексей Князев: Но с другой стороны, призыв из Дагестана ведется. Естественно, там и количество, и качество ресурсов учитывается при определении задания. Что касается обмундирования, здесь я скажу, что с 2004 года всех призывников мы переодеваем на сборных пунктах. Не было случаев, просто не примет представитель воинской части, если мы призывника будем отправлять не переодетым в военную форму одежды.

Константин Чуриков: В джинсах и джинсовой курточке?

Алексей Князев: Ну просто это невозможно.

Оксана Галькевич: Алексей Борисович, вы знаете, вы сказали – конкретика обязательно нужна при обращении с какими-то сигналами. Все это замечательно, но иногда, вы знаете, какая конкретика? Нужно звание этого человека, который что-то у кого-то отжимает?

Алексей Князев: Ну конечно.

Оксана Галькевич: Нужны его адреса, пароли, явки, паспортные данные? У меня этого нет, этого нет у этих парней беззащитных, которые, знаете, еще не всегда в психологически зрелом каком-то состоянии попадают во взрослую жизнь. Ну правда, согласитесь. Вот пишут про бандитов, какая тут нужна конкретика?

Алексей Князев: Я хочу сказать, что мы стараемся максимально прийти к тому, чтобы был общественный контроль. Вот на этапе призыва…

Оксана Галькевич: Есть сигнал.

Алексей Князев: …мы поощряем участие родителей военнослужащих. То есть каждый отец, мать военнослужащего имеют право вместе с призывником прийти на призывную комиссию и узнать ее решение, непосредственно из первых уст. Почему приняли решение его призвать, либо почему ему предоставили отсрочку, либо почему его освободили от призыва. Задать вопросы, если есть необходимость. Кроме того, поощряем, если родители изъявляют желание сопровождать в воинскую часть. Правда, за свой счет, естественно, мы не можем бесплатную доставку.

Оксана Галькевич: Нет, я просто к тому, что почему сигналы от населения, которые могут быть не всегда оформлены, как вы говорите, с адресами, паролями, явками, не являются руководством к действию для органов, которые должны контролировать и расследовать? Хорошо, мы не успеваем вывести, к сожалению, звонок от нашего телезрителя. Это была Адыгея, наш телезритель Рамазан спрашивал о том, как быть, если сын является кормильцем. Заберут ли его в армию, должен ли он служить?

Алексей Князев: Значит, такой формы отсрочки, что сын является кормильцем, конечно, в законодательстве нет. Но другой вопрос, что допустим…

Оксана Галькевич: Единственный, видимо, какие-то обстоятельства.

Алексей Князев: Есть основание, допустим, если он занят постоянным уходом за ближайшим родственником и при отсутствии других лиц, которые по закону обязаны его содержать, дается отсрочка. Если двое детей – дается отсрочка. То есть, есть конкретные положения закона, когда эта отсрочка предоставляется. Причем решение принимается не военкоматом, принимается комиссией коллегиально. То есть практически исключается возможность, чтобы незаконно, либо предоставить, либо не предоставить отсрочку.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Итак, мы говорили об осеннем призыве, обо всех нюансах нам сейчас рассказывал Алексей Князев, это начальник направления призыва и подготовки граждан к военной службе Генштаба Вооруженных сил Российской Федерации. Алексей Борисович, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Алексей Князев: Спасибо.

Константин Чуриков: И через пару минут мы продолжим.

https://otr-online.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here